Справедливость - это слово не из лексикона моды

7 грудня 2016
Igra V Biser

Мастер-классы по шелкографии, ручная печать аналоговых фото на бумаге, выпиленный лобзиком деревянный мусташ для крючка под твидовую бабочку, сшитую вручную скучающим хипстером. Все охвачены творческой атмосферой содружества и созидания. Сидят, лежат, висят. На столах, в креслах-мешках, гамаках. В имиджевых очках с простыми стеклами и тщательно незамысловатым пучком волос на макушке. Почти уже древняя электронная игра: все азартно ловят яйца. Зачем? Не знают. Но так надо.
 
Раздражение интуитивной потребностью "так надо" в околотворческих сферах захватило креаторов и породило множество иллюзий. Украинское кино – так надо. Украинский франшизный, шизоидно одинаковый глянец – так надо. Украинская литература, синтезированная из излишка полового секрета графоманов и буйного тщеславия – очень надо, невмоготу как.
 
Украинская биеннале fashion-иллюстрации IMAGO тоже грозится стать регулярной.
 
Идея создания информационно-творческой среды fashion-иллюстраторов возникла у дизайнера и нынешнего куратора IMAGO Петра Мамчича, человека интеллигентного, нервного, с наклонностями перфекциониста – печатью проказы в недозрелом обществе, играющем во взрослого. Неугомонный Мамчич в свое время надеялся материализовать в виртуальном пространстве качественное сообщество блоггеров, честно и талантливо пишущих о моде. Прошло несколько лет, но, похоже, волк проморгал яйцо – оно упало мимо корзины и разбилось. С момента появления призывного манифеста "блоггер, расти большой – не будь лапшой" закрылись скоропалительно наштампованные селфи-сайты. Пространство, которое профессиональное украинское fashion-содружество поощряло и холило, постепенно протухло, но великодушно оставило несколько блогов на одном и том же движке с одними и теми же ракурсами "мартышка-street fashion".
 
Интуитивный цинизм в отношении к неорганично возникшим явлениям категории "так надо" бьет почти беспроигрышно. Но, в конце концов, прежде чем яйцо пролетит мимо корзины, его нужно снести. Разобьется ли IMAGO на мелкие кусочки разочарований, и чем оно может стать в будущем, рассуждает куратор биеннале.

Поясните, по каким основным критериям вы отбирали работы в финал биеннале? На презентации вы обмолвились, что в процессе отбора критерии менялись – и похоже, в пользу упрощения. Ушел социальный контекст: "fashion и жизнь человека в постиндустриальном мире", "неожиданная красота", "социальная роль fashion в современном обществе" – вот заявленные изначально тезисы. Какой процент участников понял идею?
 
В экспозицию конкурса попадают работы, набравшие по результатам голосования жюри максимальное количество баллов. Таким образом, шанс стать финалистом имеют лишь авторы, одинаково симпатичные всем членам жюри.

У нас традиционно интернациональное жюри, которое составляют не просто представители различных школ иллюстрации, но люди, глядящие на саму иллюстрацию с очень разных позиций. Украину в этот раз представляли Александр Соловьев ("Мистецький Арсенал") и Катя Тейлор ("Port creative hub"). Хотелось, чтобы на конкурс влиял более широкий контекст, а не только цеховой "гамбургский счет" профессионалов.

Поэтому и результаты работы такого жюри для нас всегда большая неожиданность.

Нужно понимать, что у IMAGO как конкурса есть своя специфика, свои особенности. Во-первых, это очень демократичный конкурс. У нас отсутствуют какие-то профессиональные, технические, стилевые рамки. Ведь основная задача конкурса – популяризация fashion-иллюстрации. С ней IMAGO неплохо справляется. С каждым новым биеннале у нас троекратный рост количества участников. Их качественный рост тоже хорошо заметен.

Иногда по причинам такой "всеядности" и приходится идти на уступки обстоятельствам. Например, не судить строго за отсутствие заявленной для нынешнего конкурса социальной тематики. Ну, не видит большая часть наших авторов возможности раскрыть эту тему в своих работах. Их контекст творчества, возможно, отличается от мировых трендов. Понятно, что балансировать на грани между гедонистической dolce vita и социальным детерминизмом ох как не просто. Ничего, большие темы не сразу вызревают.
 
Из 250 работ в финал вышли 35 – из них много откровенно маргинальных, слабых и случайных. Показалось, более вторичных и менее аутентичных, чем иллюстрации 2014 и 2012-го. Копии афиш "Неонового демона"; незамысловатые коллажи; поп-арт-флешмоб портретов Айрис Апфель; бессмысленные графические портреты скуластых парней, напоминающие забракованные обложки A-Ha; томные лица азиаток, мулаток, нимфеток...

Были работы, которые понравились вам, но не вошли в финал?
 
Работ было гораздо больше 250-ти. 278 это число только участников, каждый из которых мог представить от одной до трех работ. Многие такой возможностью воспользовались. В финальной экспозиции были работы, обладающие, по общему мнению жюри, наивысшим потенциалом.

Я, как функционер IMAGO, считаю неэтичным сомневаться в уместности именно такого решения. Это те работы, которые жюри, состоящее далеко не из случайных людей, посчитало наиболее отвечающими месту и времени. Такое себе зеркало состояния fashion-иллюстрации здесь и сейчас.
 
Возможны ли были другие варианты? Да, конечно. Очень много интересных авторов оказалось за рамками экспозиции. Эту проблему мы стараемся решить с помощью instagram-канала (@imago.ukraine): здесь публикуются работы, гораздо шире представляющие конкурсантов. Надеюсь, что именно Instagram станет площадкой для продвижения конкурса и популяризации талантливых иллюстраторов.

С какими сложностями вы столкнулись при отборе, и чего не хватило вам?
 
Традиционно это связано с ограниченностью ресурсов. IMAGO появился в 2012 году как малобюджетный проект. И чем дальше, тем сложнее работать на развитие конкурса, оставаясь в подобных условиях. Мне кажется, мы уже уперлись в потолок возможностей для такой модели.
 
Считаете ли вы, что fashion-иллюстрация как определенное социально-культурное явление может существовать вне контекста? В Украине какой он – социальный контекст?
 
Творчество не может существовать вне контекста. Даже ненарративная живопись Сильваши. Ей нужна среда, пространство. Часто им становится интерьер офиса.

Что уже говорить о таком заведомо прикладном жанре как fashion-иллюстрация? Лишь только значительно удалившись от исторического контекста или даже частично его утратив, мы сможем обнаружить определенную художественную самоценность у части всех этих "томных азиаток, мулаток, нимфеток". Социального в модной иллюстрации даже больше, чем мы можем себе представить. Социальное здесь просто зашкаливает. Правда, оно не совсем такое, каким большинство из нас готово было бы его принять. Справедливость это слово не из лексикона моды.

Охарактеризуйте нынешнее состояние fashion-иллюстрации: уже похоже на самостоятельное направление в искусстве? Что сами иллюстраторы думают о себе – кто они: наследники жанра или случайные плагиаторы в условиях пока очень маргинальной – культурно, социально, интеллектуально – среды?
 
Иллюстраторы могут думать о себе все что угодно. И часто они думают о себе только в превосходных степенях. Как я уже говорил, одной из основных особенностей fashion-иллюстрации является ее прикладной характер по отношению к модной индустрии. Пока у индустрии есть потребность в иллюстраторах, это направление будет существовать. Как только потребность иссякнет специальность отомрет. Останутся красивые картинки, иллюстрирующие всю мимолетность бытия.
 
И кто тогда такой сейчас, по-вашему, fashion-иллюстратор – его функция? Обслуживающее звено в fashion-индустрии; художник-трендсеттер, предвосхищающий новые мысли, подходы, явления в моде; иронический, саркастический философ, через моду демонстрирующий отношение современного человека к окружающим его явлениям – как, например, Рикардо Фьюманал или каким был Антонио Лопес? Фокусник-популяризатор, канонизирующий в новом емком поп-арте образы современной моды – как это делают Unskilled Worker, Джилл Баттон?
 
Личность автора сугубо индивидуальна, поэтому каждый волен реализовывать свое и только свое видение собственной личности. Но индустрия мотивирует рублем, и наемный работник запускает долгий процесс своей трансформации. Какие качества его индивидуальности разовьются до гипертрофии, а какие усохнут тут уже как сумеешь договориться с собой.

Коллаборации с дизайнерами у нас уже есть: графические лукбуки, скетчи, афиши, реклама, подарочные упаковки. Это демонстрирует стремление производителя (бренда и дизайнера) получить практические, коммерческие, технологические решения: принты для ткани, логотипы для бренда, оригинальное приглашение, стиль-бук коллекции или проекта. А как с глянцем? Охотно украинские глянцевые журналы прибегают к услугам иллюстраторов, заменяя рисунком – fashion-фотографию?
 
Глянец (и не только украинский) давно находится в перманентном кризисе. Попытка его выхода в online ситуативно дает иллюстраторам возможность попасть совсем на другой уровень охвата аудитории.
В украинском глянце работает много талантливых иллюстраторов. Их работа заключается совсем не в том, чтобы конкурировать с фотографией: они наполняют экосистему глянца уникальным контентом очень субъективным, авторским. Их сверхзадача сделать это пространство особенным, нужным, востребованным.
 
Как вы оцениваете IMAGO сейчас и что хотите получить от этого проекта в будущем?
Например, в отношении блоггеров украинская fashion-индустрия (в лице ее популярных и официальных представителей) проявляла заметный интерес, пытаясь быстро создать конъюнктуру и среду – практически с нуля. Спонсировала блоггеров своим вниманием, приглашениями в первые ряды показов, популяризировала их имена. В итоге в украинской блоггерской среде – 99% безграмотных нарциссов и эксгибиционистов, штампующих сайты с "луками" и неспособных написать связный и стильный текст-мнение.

Какой путь для продвижения украинской иллюстрации выбираете вы?
 
Я ведь был когда-то инициатором начала системной работы Ukrainian Fashion Week с украинскими fashion-блоггерами. Поэтому в общих чертах представляю, какой путь прошел этот сегмент медиа.

Только незначительная часть из них просочилась в глянец. Такая же незначительная часть продолжает свои проекты спустя три-четыре года.

Если учесть, что украинские fashion-блоггеры очень маргинальная разновидность медиа, я не понимаю: почему бы им не быть при этом безграмотными нарциссами и эксгибиционистами? Контролировать их обществу невозможно, воспринимать как авторитет нет никакого желания. Механизм, позволяющий направить их активность на дело созидания, сегодня отсутствует.

Поэтому я бы очень хотел, чтобы IMAGO в итоге выполнил именно такую роль инфраструктурного механизма, сводящего вместе заинтересованные стороны иллюстраторов и fashion-бренды.
 
И какой путь для талантливого украинского иллюстратора самый результативный: продвигать себя в инстаграм, напрашиваться с работами к известным брендам, греться под крылом UFW или главреда Vogue, участвовать из года в год в IMAGO, учиться в Европе?
 
Пусть расцветают сто цветов, сказал Мао. Зачем искать единственную дорогу там, где за углом может упасть на голову кирпич? Иллюстрация достойный, но тяжелый труд. Пожалуй, в этом и состоит то, что объединяет все разнообразие творческих путей.
 
Для Fraza
Якщо ви помітили помилку чи неточність, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

 

Умови використання матеріалів сайту

Використання матеріалів можливе лише за умови активного гіперпосилання на UaModna ( див. Правила* ). Для генерації коду посилання натисніть на кнопку

Думки, позиції, уподобання та заклики, опубліковані на нашому сайті, є власністю авторів і можуть не співпадати з поглядами редакції uamodna.com

Ментор людських душ: Степан Процюк
UaModna мала нагоду поспілкуватися із письменником Степаном Процюком. У своїх романах він не боїться заглядати в очі людській слабкості, болю та страхам. Його героїв ненавидиш та співпереживаєш їм одночасно. Про книги, людську природу та авторитети — далі в ексклюзивному інтерв'ю.
Читати більше
Чи варто обирати професію тату-майстра
Красива й відкрита, таким самим вийшло й інтерв'ю із Настею, котра руйнує стереотипи й доводить, що татуювання — теж мистецтво, а тату-майстер нічим не поступається художникові. Про найпопулярніші тату, життєвий вибір і ставлення рідних до вибору професії — далі в матеріалі.
Читати більше