Роман Торговицький: "Таких замечательных людей, как на Майдане, я в жизни никогда не встречал"

20 травня 2014
Редакція
Роман Торговицький родом із Москви, мешкає в Бостоні. Дивовижно, але він став на бік України у такий момент, коли цього ніхто навіть не очікував. Під час виступу Співакова у Гарварді цей хлопець вийшов на сцену і дуже своєрідно "привітав" російського диригента, згадавши про його підтримку анексії Криму.

Роман погодився виступити в програмі UA Modna TV і розповісти про цю гучну історію. Розмовляли російською, оскільки Роман, погано розуміє українську. Однак, життя доводить правдивість юамодного гасла: "Українцем треба бути не за походженням, а за духом!"
 
Роман, здравствуй! Ты сейчас в Нью-Йорке?

Нет, я в Бостоне.

То есть, ты вернулся на свою "родину" :) Ты - студент Гарвардского университета, я так понимаю?

Не совсем, я окончил аспирантуру Гарвардского университета несколько лет назад.

Значит, ты уже взрослый сознательный человек. Твоё имя стало известным после того, как ты вышел на сцену в перерыве между выступлениями знаменитого коллектива "Виртуозы Москвы" под руководством Владимира Спивакова и пытался ему "сказать спасибо, поблагодарить" за то, что он подписал то злополучное письмо в поддержку Путина, его аннексии Крыма. При том, что ты являешься бывшим москвичом и к Украине никакого отношения не имеешь. Можешь рассказать детальней про эту историю?

Да. Я, на самом деле, вышел не в середине концерта, а после его окончания. Во всяком случае, я думал, что концерт уже закончился. Потому что прерывать концерт планов у меня не было. Цель заключалась не в том, чтобы обидеть Спивакова, а в том, чтобы донести до него то, что многим людям не понравилось, что он подписал это письмо. Я хотел это сделать после того, как люди преподносили ему цветы, но, к сожалению, цветы в зал не пропустили. Цветы у всех отобрали. Я остался с одной гарвардской кепочкой, которую хотел преподнести чисто в признательность за его роботу в музыке.



Ты можешь уточнить, какие это были цветы? Я в прессе читала, что это были желто-синие цветы. И якобы за похожесть с украинским флагом их не пропустили.

Нет, вы знаете, у меня не было конкретно жёлтых или голубых цветов. Я специально купил 2 совершенно стандартных букета и превратил их в один большой. И там совершенно случайно оказался один желтый цветок, который обратил на себя очень много внимания. Его не пропустили.

А кто не разрешил?

Полиция и работники зала. Но на самом деле другие люди приходили с цветами, именно специально желтыми и голубыми. Я сначала его поблагодарил, чтобы он не обижался. А потом пытался донести до него, что он молчал тогда, когда и российских оппозиционеров сажали, и тогда, когда Майдан расстреливали. И хотел, так сказать, протянуть руку и найти какой-то контакт. Потому что достаточно большое количество людей пыталось организовать встречу и с ним, и с менеджментом компании, которая организовывала его гастроли для того, чтобы понять и изменить его точку зрения. Хотя бы, чтобы был какой-то контакт. Но ни он, ни менеджмент компании, ни на какой контакт не пошли, и Гарвард не пошел на контакт. Поэтому у меня просто не осталось выхода, кроме как выйти и напрямую поговорить с ним.

Всем очень интересно, что он там тебе так злобно шептал? :)

Он воспринял мой выход очень эмоционально, что конечно неудивительно. Я попытался ему объяснить, в чем была суть того, что я пытался высказать. Но высказать все до конца не удалось. Когда мы стояли носом к носу, он три раза повторил "Я ничего не подписывал". Вернее, прошипел. Ну, то, что я ожидал, что он сделает, это логичным образом публично откажется от своих подписей и уберет свою фамилию из числа подписантов. И сделает это публично как в Америке, так и в России. Естественным образом он промолчал, поэтому сейчас я ему пытаюсь донести, что это нужно сделать публично.

А почему так быстро выбежал полицейский на сцену и практически тебя вынес оттуда?

Насколько я понимаю, далеко не на каждом концерте классической музыки кто-то выходит на сцену и начинает складываться потенциально агрессивная ситуация. Но полицейский или искренно ошибочно, или не совсем искренне ошибочно считал, что я подошел к Спивакову и начал его провоцировать в тот момент, когда в принципе Спиваков подошел ко мне. Это видно на видео. А полицейский просто оказался как-то достаточно агрессивным человеком. И как только он почувствовал, что есть возможность сделать что-нибудь такое интересное, то он это сделал. У него совершенно не было необходимости заламывать руки и выводить меня. Я специально убрал руки за спину, показывая, что у меня никаких агрессивных намерений к Спивакову нет. Но на полицию это не подействовало.

Наш спецкор в Нью-Йорке Дмитрий Топчий сообщил, что вы вчера опять пытались немножко помешать Спивакову. Я так понимаю, вы опять пришли чтобы взывать к его совести. И Дима писал, что там чуть ли не SWAT был вызван на место.

Нет, это было не в такой степени. Просто я оделся на этот раз откровенно в желто-голубые цвета, с шарфом из флага Украины, с билетом. И цель просто заключалась в том, чтобы принести Спивакову открытое письмо и передать ему лично в руки или через кого-то. Но не удивительным образом нас заметила администрация Линкольн Центра, которая на удивление очень быстро согласилась пропустить меня. Но потом меня заметил организатор, владелец компании, организовавшей турне Спивакова, и очень начал нервничать. И не пропустил в зал.




Она тебя узнала?

Да, она меня узнала. Потому-что, когда меня арестовывали в Бостоне, то она эмоционально расстроилась конечно и не совсем изящно высказывалась в мою сторону.

А правда то, что во время гарвардского инцидента, зрители, среди которых большинство было, естественно, русских, фактически употребляли нецензурную лексику в твой адрес, когда происходила эта конфронтация на сцене?

Да, мата там было много. И потом, когда меня уже вывели и арестовали, то люди с приятным злорадством смотрел, что арестовали хама. И, проходя мимо, высказывались определенным образом, свойственным российским людям. Предлагали всякие медикаментозные лечения, насильственные. Ну и вещи такого образа. Я думаю, люди просто огорчились, потому что кто-то вышел на сцену. Потому что многим людям, по-видимому, реально наплевать на жизни других людей.

А что заставило тебя, бывшего москвича, а теперь жителя Бостона, это сделать? Ты ведь даже не украинец.

Я не знаю. Я честно говоря не понимаю, почему это настолько удивительно. Просто так сложилась судьба, что я был на Майдане в феврале 2 раза. Первый раз в начале февраля, второй раз – в 20-их числах. Я туда прилетел сразу после расстрела. Поэтому для меня это просто личное. Я видел трупы, видел похороны. Я 20-го опоздал, меня там не было. Но я разговаривал с людьми, я брал интервью у медсестер, у медицинского персонала, у которых за 9 часов до этого на руках погибали люди. Такое не забывается. Да и таких замечательных людей, как на Майдане, я в общем-то в жизни никогда не встречал. Поэтому, мою акцию я рассматриваю как очень мирную по сравнению с тем, что происходило на Майдане, с тем, что расстреливали людей. И у человека, который считает себя интеллигентным, хватает совести не просто молчать, что в общем-то Спиваков всегда делал, не вмешиваясь в политику. Он молчал, когда расстреливали Майдан. Но более того, как у него хватает совести просто еще и подписать письмо в поддержку Путина после всего этого, у меня не укладывается в голове. Как такое возможно у нормального человека. Поэтому я пытался себя наоборот смягчить и сделать это как можно более мягко.

Каково было пребывание под арестом? Тебя задержали на целую ночь?

Вы знаете, это было такое странное ощущение. Потому что я вообще по профессии эпидемиолог и работал в достаточно маленьких компаниях. И сейчас у меня собственная компания. И поэтому все направлено на оптимизацию процесса. А тут меня сначала вписывали в один полицейский участок, гарвардский. А потом из гарвардского перевели в кембриджский. И меня просто поражало, каким образом 3 полицейских одновременно пытаются со мной работать. При этом их эффективность, КПД было на уровне, я не знаю, 20-30%. Они потратили час на то, чтобы войти в систему на компьютере. При этом они повторяли одни и те же ошибки. Было сюрреалистическое такое ощущение. Насколько система наша все-таки, лучше, конечно, чем российская, но не оптимальна по сравнению со стартапами и маленькими компаниями.

Какое наказание, будет ли суд, какие последствия этой патриотичной эскапады?

Меня арестовали за хулиганское поведение. Отпустили в 4-5 утра. В 9 утра был суд, и я не сказал ни одного слова. Судья прочитал полицейский отчет и закрыл дело. Все что осталось, это указание от гарвардской полиции не появляться на территории Гарварда. С этим надо будет сейчас разбираться. Я сейчас еду к юристу общаться на эту тему, что делать дальше. Потому что мне нужно появляться на гарвардской территории. Потому что у меня там научные сотрудники. Поэтому придётся разбираться.

Как реагируют твои коллеги, друзья в Бостоне на твою деятельность? Они не говорят тебе, что это в принципе не твое дело и так далее?

Знаете, какое-то количество людей не особо понимают, что происходит, они не особо следят. А некоторые поддерживают. И на самом деле эти некоторые мои друзья в феврале говорили "Куда ты едешь". Еврей из Москвы, не говорящий ни слова на украинском, едет на Майдан, где фашисты. Когда я начал присылать видео и интервью с майдановцами, то их мнение повернулось на 180 градусов. И сейчас они на самом деле очень поддерживают.

А где можно увидеть эти видео?

Кстати, я вот хотел, так сказать, пропиарить наш Youtube channel. Если вы введете в поиске Somer system foundation for journalism, там будет достаточное количество интервью с майдановцами.

Почему ты вообще поехал на Майдан этой зимой? Что тебя сподвигнуло на этот поступок?

На самом деле, это было совершенно случайным образом. У меня просто была бизнес встреча в Санкт-Петербурге. И я туда собирался ехать. А потом уже начались эти события в январе в Киеве. Киев мне очень нравился, я туда приезжал за последние пару лет 3-4 раза. Поэтому я был в шоке от того, что там происходит, хотя за политикой украинской не следил вообще. И я решил просто поехать и посмотреть для себя, что там вообще происходит. Потому что было много информации о фашистах и так далее. Кончилось тем, что из недели, которую я должен был провести в Питере, я провел 4 дня в Киеве и только пару дней в Питере. И меня собственно потрясло, насколько люди разные в Питере и в Киеве. Если в Киеве на Майдане у людей было ощущение, что в их руках изменить свою жизнь и жизнь своей страны к лучшему, то в Питере нормальные, образованные, интеллигентные люди, когда слышали, что можно вообще что-то изменить, то они поднимали меня на смех и удивлялись, насколько можно быть таким наивным. Прелесть Майдана заключалась в том, что мое ощущение было такое, что там все были такими "наивными". Это чистые, светлые люди, которые реально хотели изменить страну к лучшему. При этом это были не только 20-ти летние ребята, а 60-летние уважаемые, уже в возрасте, люди. И это одна из самых феноменальных вещей Майдана.

Что ты с этим всем будешь делать? Как ты будешь двигаться?

На самом деле у нас в фундации, которую я создал пару месяцев назад, журналистка в Киеве работает. Поэтому вместо тех видео, которые мы снимали, мы хотим быстро переориентироваться на снятие видео для конкретных людей, которые страдали на Майдане и сейчас, к сожалению, страдают, и для семей погибших. Хотим делать видео под каждого человека и под это поднимать в Америке деньги на обучение, образование, на жизнь. Поэтому это основной проект, который исходит реально из сердца. Вещь со Спиваковым – для меня это как-бы проходя мимо. Если человек имеет наглость, после всего что он подписал приезжать в Америку, то я не мог не постараться немножко его запресинговать. А основной проект – поднять денег для пострадавших и детей.

Как ты сейчас оцениваешь происходящее между Россией и Украиной? Что это в общем-то необъявленная война. Как ты к этому относишься?

Как к этому можно относиться? Это совершенно ужасно. И собственно, почему начал этот проект, это потому что одна из вещей, которая меня насторожила на Майдане, это то, что люди как-то особо не реагировали на информационную войну в феврале, которая шла с Россией. То есть понятно было, что на тот момент существовали более важные проблемы на Майдане с украинской властью. Но мне кажется, это занимало 10-е место. То есть информационная война и подача информации правильной российскому зрителю, ею особо никто я так понимаю, не занимался. Никто особо об этом не думал. И, к сожалению, результат – это то, что мы видим сейчас. Я не знаю, конечно, можно ли было что-то изменить. Потому что машина путинской пропаганды работает эффективно. Но для меня то что происходит сейчас – это результат того, что информационная война велась Путиным очень преднамеренно с самого начала и нам не удавалось объединится в достаточной степени, чтобы противостоять ей.  

Проект Романа та інтерв'ю з учасниками Майдану ви можете знайти тут: www.youtube.com/user/SomaSystemHumanistic?app=desktop
Якщо ви помітили помилку чи неточність, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

 

Умови використання матеріалів сайту

Використання матеріалів можливе лише за умови активного гіперпосилання на UaModna ( див. Правила* ). Для генерації коду посилання натисніть на кнопку

Думки, позиції, уподобання та заклики, опубліковані на нашому сайті, є власністю авторів і можуть не співпадати з поглядами редакції uamodna.com

Вимоглива й жіночна: тренер Ірина Ващук про гармонію та мотивацію
Чому важливо тримати себе у формі? З чого почати вести здоровий спосіб життя? Де шукати мотивацію та на кого варто рівнятися? До вашої уваги інтерв'ю з фінтес-тренером Іриною Ващук, яка вже багато років допомагає людям триматися в гарній формі.
Читати більше
Сам собі вчитель: мистецький почерк Андрія Гладенького
Мистецтво таке різне: констрастне, емоційне, з якогось боку зрозуміле всім, з якогось — абсолютно абстрактне. Але сила пензля та уяви робить дива. Сьогодні маю намір познайомити вас з Андрієм Гладеньким — самоучкою з надзвичайним талантом бачити та передавати красу на полотні.
Читати більше