Страшный XX век жестоко развенчал миф о гуманизме и просвещенности человека, обнажил его примитивную, животную сущность

2 листопада 2016
Igra V Biser
Остывание времени. Вот самое точное наблюдение из последних записей вахтенного журнала цивилизации. Ведут этот журнал все, кто видит, замечает, страдает, спорит, не чувствует себя счастливым в своем отдельно взятом человечьем счастье, осознавая слякоть и осенний дождь на планете. О многом догадываются художники. Хотя, как известно, "…бывают крылья у художников, и у портных, и у сапожников, но лишь художники открыли, как прорастают эти крылья…".

Напророчили о
XX веке и сами себе и ему ужаснулись, поставив "черный квадрат" на человеке разумном и гуманном. Но мало им, молчунам у мольбертов. Сетуют на невидимое, высасывающее из нас цвет, яркость, разнообразие, воображение, идеи, вкус, энергию. Не живем – остываем. "…А прорастают они так – из ничего, из ниоткуда, нет объяснения у чуда…". Поэт схитрил, не желая выдавать тайну: художники все про всех знают, но не говорят, а рисуют. И лишь изредка проговариваются.
 
У художника Александра Клименко особые отношения с цветом. Он прощупывает его, проверяет на прочность и вечность – оттенок за оттенком, оставляя символические дактилоскопические рельефы своего внимания прямо на вязкой палитре. Она медленно стекленеет, застывает в калейдоскопических водоворотах, символизируя круги и спирали жизни.

Наблюдая за зрителями арт-искусства, вы почувствовали момент "выключения", когда человек уже не может анализировать, осознавать цвет, переживать, волноваться, получать удовольствие? Эта интеллектуальная и душевная монохромазия вас не пугает? 
 
Великолепный термин. Несомненно, монохромизация  то, что узоры, орнаменты, полные витальной силы, почти ушли из наших интерьеров; то, что яркого цвета, его разнообразия стало существенно меньше, – как раз и есть явный симптом того, что я называю остыванием времени. Вдруг резко выбросили ковры, выполнявшие сакральную функцию. Забавно, но в последнее время вообще появилась склонность воспринимать как некую умозрительную "стильность", чуть ли не как благородство и аристократизм тяготение к оттенкам серого цвета, монохромность. Раньше все, что создавал человек, было покрыто узорами, не только одежда, но и стены, мебель, предметы интерьера – это бурное и естественное проявление полноты бытия, радости жизни счастливых эпох, молодости мира.

Очень интересно в этом плане проанализировать, как период модерна, ар-нуво – красивое время, с его гибкими линиями, изысканными узорами – сменилось на грубые, рубленные, искусственно прямые линии и формы авангарда. Примитивные, простые геометрические фигуры, их противопоставление, конфронтация, конфликт масс и объемов в композиции, точно выражали катастрофу общества, предвещали начало войны, череды революций, многочисленные геноциды, Холокост и прочие ужасы, в которые образованная, изысканная публика конца XIX века просто не смогла бы поверить. Это было предчувствие и пророчество художников о страшном XX веке, который жестоко развенчал миф о гуманизме и просвещенности человека, обнажил его примитивную, животную сущность, всеобщую враждебность и агрессию. Предтечей этого, черной меткой новой эре дегуманизации как раз и стала картина-символ гениального медиума Малевича "Черный квадрат".

Рассматривая старинные произведения, где изображены интерьеры прошлого, я очень давно обратил внимание на исчезновение орнамента, понял причину происходящего "обесцвечивания" и "обезузоривания" современного мира, начал системно, структурно-семантически  исследовать этот феномен и написал на эту тему несколько текстов. Именно поэтому позже, совершенно сознательно, появилась моя концептуальная программа "витализации" живописи нашего времени, я считал и считаю, что хотя бы в картинах, в искусстве должна сохраняться орнаментальная структура, буйство ярких красок.

То, что я делаю в искусстве, и есть отчаянная, возможно, обреченная, но, надеюсь, мужественная попытка хоть немного затормозить это сползание человечества во тьму однородного, каменных джунглей, обезличивания. Около десяти лет назад для выставки в Германии я на эту тему написал "Манифест героического оптимизма". Квинтэссенцией долгого пути и исследований в этом направлении стал мой проект "Солярно-спектральная глорификация".
 
Вы не только профессионально, но интуитивно, чувственно ощущаете цвет гораздо точнее, чем среднестатистический человек. Каких оттенков вам не хватает, например, на украинской улице: в архитектуре, людях, оформлении офисных, коммерческих зданий; и какой палитры навязчиво много?
 
Мне не хватает яркости и разнообразия всех оттенков цвета, не какого-то одного, отдельного. Особенно в тусклые, безрадостные дни поздней осени и зимы. Вообще, я давно заметил, что в моем личном желании рисовать картины преимущественно в той или иной цветовой гамме, сезонность имеет большое значение. В жару, если приходится по делам оставаться в городе, появляется просто физическая потребность в голубом, синем – прохладном, водном, а в холодные зимние дни тянет рисовать горячие, красные картины. Что касается оформления зданий снаружи и внутри, сегодня слишком много серого, во всех смыслах этого слова. Это неопределенный, вялый, вязкий, тяжелый, неподвижный, почти лишенный жизни и энергии цвет, и то, что в современном минималистическом дизайне его стало так много, явно говорит об определенных процессах в социуме. 

Отношение к цвету как части жизни – в одежде, бытовом и архитектурном окружении – вырабатывается поколениями и становится своего рода "вшитым" критерием в восприятии моды, красоты, современного и классического искусства. На восприятие цвета влияет бытовой, исторический контекст, индивидуальные комплексы и страхи. Можете назвать палитру, в которой живет украинец? А японец, француз, грек, немец…?
 
Последние несколько лет, как известно, украинец живет в желто-голубой гамме, в антураже разрисовали все, что можно… А вообще, сложно выделять те или иные цвета, присущие народу, это профанация, и я бы не стал этого делать: потому что если в архитектуре Греции часто используют белый и голубой цвет, то это еще далеко не все цвета Эллады. А как же выжженная солнцем земля, камни, горы песчано-охристой гаммы; а как же невероятные греческие сады, где все оттенки зеленого, множество цветов, красные, розовые – и такие ароматы, что кажется, можно пить этот благодатный воздух. Это для меня тоже образ Греции.

Думаю, что символическое, архетипическое восприятие цвета у всех народов похожее: красный – жизнь, кровь, энергия, голубой – небо, вода, воздух.
 
Для вас, интересующегося историей и политикой, состоянием общества и, конечно же, в первую очередь человека искусства, имеет ли время свой цвет? Какой цвет сейчас у времени, какой – у нашего общества?
 
Я так не вижу, но можно невесело пошутить, что, увы, цвета хаки.
 
Как меняется психологическое и оптическое восприятие цвета у людей, родившихся в конце XX-го и в XXI веке? В состоянии ли они, окруженные броскими синтетическими оттенками, высокоточными плазмами, определенной стилистикой, интеллектуально и чувственно оценить колористическую индивидуальность палитр Врубеля, Моне, Коровина, Гогена, Пикассо?
 
Думаю, раньше ярких оттенков цвета, его изобилия и буйства было не меньше чем сейчас, а намного больше. Например, греческие скульптуры и храмы, которые мы привыкли видеть пастельно-белыми, на самом деле были раскрашены очень броскими, контрастными оттенками. Все вокруг, в прошлом, напротив, было в узорах и цвете. Многие картины, которые мы сегодня видим, уже, к сожалению, пожухли от времени, поблекли, потеряли первоначальную насыщенность цвета. До сих пор некоторые произведения раннего итальянского Возрождения меня просто потрясают сиянием, почти свечением оттенков синего и голубого, но это наверняка свойство натуральных пигментов того времени.
 
Как бы вы посоветовали тренировать ощущение оттенков, возможно ли это?
 
Стоит просто смотреть на цветущие луга, сады, море, звездное небо и радоваться священному празднику бытия...
 
В коммерческом дизайне и моде, графическом арте, архитектуре, арт-пространстве, фотографии принято отслеживать тренды в колористике на сезон или год: их может диктовать Pantone, другие эксперты – это не рекомендации, а искусно маркетизированные догмы. В современном искусстве вы замечаете определенные тенденции к коммерциализации цвета – в угоду быстрым продажам и моде, желанию попасть на глянцевые страницы? Или все же современные художники пытаются сохранить свое лицо и с помощью собственной палитры?
 
Это сложный вопрос, на который в двух словах не ответишь. Я убежден, что в арт-пространстве невозможно, да и незачем отслеживать тренды в колористике. Contemporary art сегодня очень разный: одновременно в мире благополучно сосуществует множество разнонаправленных тенденций и колористических предпочтений. Конечно, выбор той или иной цветовой гаммы зависит от менталитета и традиций страны, в Индии или Бразилии больше ценят яркие краски. Но при этом, скажем, в северной и холодной Германии, где, несомненно, больше минималистических, монохромных произведений, видимо, как некая потребность в компенсации, процветает Герхард Рихтер, у которого множество работ с очень яркой палитрой.

На эту тему можно сказать, что киевское мещанство плохо воспринимает яркие краски, очень любит в живописи то, что считается "аристократичным": разные оттенки коричневого, "под шкаф", бежевого, сдержанную палитру, модный сегодня минимализм. И никакой "мазни", абстрактной живописи, нужно "чтобы было хорошо нарисовано", "видна работа, за которую  платишь деньги". Но когда им при помощи средств массовой информации внушили, что самый дорогой и знаменитый современный украинский художник тот, кто рисует кричаще яркие, красно-синие пейзажи с хатами (несмотря на то, что у него присутствуют иногда почти "ядовитые" сочетания цвета), киевляне, скрипя зубами, тоже начали покупать, ведь это престижно.

В общем, это процесс подвижный и разновекторный. Остается незыблемым одно правило: у настоящих, подлинных художников, а это всегда те, кто идет своей дорогой, не подстраиваясь под тренды, мнение или заблуждения большинства всегда есть свои особенные, личные предпочтения, не зависящие от того, что модно и сиюминутно.

Для портала Фраза
Якщо ви помітили помилку чи неточність, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

 

Умови використання матеріалів сайту

Використання матеріалів можливе лише за умови активного гіперпосилання на UaModna ( див. Правила* ). Для генерації коду посилання натисніть на кнопку

Думки, позиції, уподобання та заклики, опубліковані на нашому сайті, є власністю авторів і можуть не співпадати з поглядами редакції uamodna.com

Нейробіолог Джакомо Ріццолатті: "Якщо ви бачите щасливу людину, мозок командує: підняти настрій!"
Вчений, що відкрив людству таємницю дзеркальних нейронів, розповів, як поліпшити взаєморозуміння між людьми, а також про нові підходи до лікування інсульту та аутизму.
Читати більше
Іван Андрусяк: "Не я обирав дитячу літературу — вона мене обрала"
UaModna поспілкувалася з відомим дитячим поетом Іваном Андрусяком. Про вірші, юного читача, пріоритети й те, яких творів не вистачає в сучасній українській літературі. Читайте ексклюзивне інтерв'ю на головній.
Читати більше