История стоматологическая

26 грудня 2014
Олена Степова
По причине подвально-подпольной жизни у посельчан резко разболелись зубы. Ну, прямо эпидемия зубной хвори, приключилась. Ходят такие жалкие, расфлюснутые, перекошенные, стонущие и постанывающие. Прихватила эта зубная эпидемия и мою куму, но так, чуток зацепила: мост зубной слетел. Но все равно болит, зараза, прям током бьется. Не зубы, а электроподстанция какая- то. Деваться не куда, стреляют, не стреляют, а зубная боль такая, что любые ГРАДы за пояс заткнет.

Поехала кума в стоматологическую клинику, а там, мать честная, очередина. Такое чувство, что, вот, полгорода специально договорились, прямо "место встречи изменить нельзя". И все грюстные такие. Кто за щеку держится, кто платочком распухшее личико прикрывает. И первой в очереди (хотя так понимается, особо и не спрашивая, кто за кем) стоит миловидно-расфлющенная-камуфляжно-автоматная девушка.

Видать, нам подвалы впрок не идут, а ей окопы зубом вылазят. Все, зажав в руках стоматологические наборы, погрузившись в бахилы, приготовив платочки, ждут спасителя. На стенде график приема врачей почему-то пуст. В регистратуре всех направляют в один кабинет. Больница пуста. Кума, увидав камуфляжно-автоматную, упала духом, не готов ее нежный организм к таким потрясениям, но зуб дал электрошоковое включение, видать, подталкивая к принятию решения, и, несколько понервничав, ей же не рвать/резать/кромсать/сверлить, а мостик чуть-чуть на цементик и в роток прижать, кума устроилась в положенном по номеру очередном месте. 

И вот, открылась дверь и на пороге появился Он. Судя по всему, единственный военно-атошный, не сбежавший врач-стоматолог. Он был прекрасен: его… недельная небритость манила шиком загульного франта, халат с засохшими пятнами крови, йода, и еще чего-то неприятно желто-коричневого, был застегнут на единственную пуговицу, он слегка что-то пожевывал, даже гонял по рту, источал запах одеколона, спирта и крови. Все, как на войне. 
 
- Ого, сколько вас, - подсасывая боком рта воздух, обреченно-философски молвил доктор, - а я думал, поубивало уже всех в городе.

Он был прекрасен в своем жизнелюбии. Спаситель облокотился на дверной косяк, и небрежно вытер руки полой халата.

- Не, надо же, война их не пугает, выстрелы им по-боку. А а эта, - ткнул взглядом на камуфляжно-автоматную, - я так понимаю, вообще с полей. Дамочка, я вот извиняюсь, а вам все равно, как вас убьют, с пломбой или без? 

Камуфляжно-расфлющенная попыталась что-то промычать, пошатывая автоматом. Очередь побледнела.

- Да мне плевать на ваши аргументы, - безэмоционально рассматривая трещину в стене, как далекий, видимый только ему мир, сказал врач. - Можете стрелять, это у вас быстро, а зубная боль - мучительно долго. С автоматом не пущу, болезненная моя, да, и лекарства свои, - и сплюнув что-то гоняемое во рту в угол урны, словно поставив точку в сотворении мира и выдав безапелляционно - кто по очереди, заходи, - спаситель ушел в Чистилище.

Часть очереди моментально выздоровела. На лицах появился жизнеутверждающий румянец, а медицинские пакеты быстро растворились в недрах сумочек. 

Часть очереди, нервно ропща, отправилась в регистратуру просить другого, вероятнее всего, более адекватного, санитарно-ухоженного доктора.

- Че орете, - отреагировало окошко регистратуры, - чего-то не видно, что с зубами пришли, орете, как на митинге, другого врача нет, не будет. Вон, - окошко, материализовав руку, ткнуло на камуфляжно-расфлющенную, - меньше б стреляли, больше б врачей осталось. Ты еще здесь стрельни мне, и этот сбежит, сами себе зубы дергать будете.

Очередь еще частично оздоровилась, и, расправив плечи и челюсти, рванула из стоматологии. Остальные, обреченно, двинулись назад. Их, радостно потирая руки, ждал, видно уже принявший успокоительное, врач, Глаза его блестели нездоровым интересом к работе.

Смех Мефистофеля, по сравнению со смехом, потирающего руки в ожидании жертвы, стоматолога, - это смех ребенка, увидавшего мороженку. У расфлющенных, зубы выдали барабанную электродробь, приветствуя повелителя и лишая надежды на отступление.

Камуфляжная ретировалась. Первая пошла бабулька. Очередь молилась. Кто-то пытался договориться с болезненной частью тела, кто-то с нервами. К удивлению граждан, камуфляжная вернулась без автомата и в бахилах. Чинно заняла очередь, скромно теребя пакет с медикаментами, тихо расспрашивала о туташних врачебных порядках. Мол, хорош ли врач, хорошо ли лечит, и нет ли тут еще кого-то, ей бы адресок, она на БТРе бы быстренько сгоняла. Очередь убила в ней последнюю надежду. Больница одна. Врач один. Точка! А не Пуй бабахать! 

Дверь выдала бабку, бледно-шатающуюся, но счастливую. И врача в халате со свежими пятнами крови, который, как властелин мира, осматривал вжимающихся в стену, выбирая очередную жертву. Мужик, сидящий возле кумы, даже глаза закрыл, типа меня нет, я в домике.

- Ты! - перст владыки указал на камуфляжную, - и ты, - на куму. Очередь выдохнула. Мужик открыл глаза, типа пронесло.

Рассадив жертв в кресла, врач стал изучать проблемы, приведшие больных к нему в столь тревожное время:

- Ага, мостик на цементик, и все, - разочарованно куме. И…

- О, мадам, вы надолго, - потирая руки, обратился небрито-спиртовой зубной фей к бледнеющей камуфляжной, - у вас, я прошу прощения, гранатка во рту рванула или зубную пасту не подумали отжать на блок-посту. Война войной, а зубки чистить надо. Да, да, так и передайте братьям по оружию, а то тут у меня всем батальоном сидеть будете. Чудесно, чудесно, - и влепив ей укол, зубной фей вернулся к куме.

Как рассказывала оздоровившаяся родственница, такого ужаса она не испытывала даже в глубоком младенчестве, оставаясь дома в грозу одна. Насвистывая и подмурлыкивая какую-то песенку, типа "не кочегары мы, не плотники" зубной фей, размешав цементик, скомандовав "прикусить и подержать", что-то продолжал ваять. Кума, закрыв от ужаса глаза, только вслушивалась в звуки и ощущения. Не болело, и то хорошо, было мокро и холодно в районе носа, почему-то уха и глаза. Кума приоткрыла глаза. Врач смотрел на нее, нежно улыбаясь, как Пигмалион на свое творение.

- Вот так, и еще вот так, штришочек, чудненькая моя, прелесница, - ворковал целитель, тыкая куда-то в сторону щеки ватной палочкой. 

Кума скосила глаз на камуфляжную. Она сидела бледная, с диким, можно сказать, животным страхом, вжавшаяся в кресло и смотрела в сторону воркующего возле кумы врача. В ее взгляде был и ужас жертвы, и страх безумия, и мольба о пощаде. 

"И это, он ей только укол сделал, о, народ нервный пошел, как бабахать цельный день, так они герои, а как зубик лечить, так все, раскисла", - подумала кума, умиротворенно-согласительно принимая ватно-тампонное тыканье.

- Ну, все, мостик готов, кусайся, любезная, хоть орешки коли, только гранатки в ротик не суй. Иди-ка сюда, - врач, с галантностью салонного джентльмена, подав руку, сопроводил куму к зеркалу.

С зеркала на нее глянуло…

Зубной фей,был явно в ударе, видно, задолбало его разнобаханье и камуфлировано-расфлющенное, и он хоть как-то решил нести в массы не только облегчение от зубной боли, но и прекрасное. Пол лица кумы занимала маска, обычная, из гипса, медицинского или зубопротезного, кто знает, что используют зубные феи, возомнившие себя Церетели. У нее было ушко эльфа, пикантный носик гоблина и все это в петриковскую роспись цветочки из зеленки. Удовлетворенно хмыкнув, насладившись реакцией ступора, врач легким движением руки снял маску и вручил ее куме, выпроводив за дверь.

Она взглядом попрощалась с вжавшейся в кресло камуфляжной, к которой, натягивая перчатки на руки и с выражением лица главного героя фильма "Кошмары на улице Вязов", приближался стоматолог. 

Процентов на 60 поредевшая очередь, увидев, как из кабинета выходит девушка с совершенно обалдевшим выражением лица и глазами еще не вышедшего из обморока Бэмби, держа в руке что-то гипсово–зеленое, решила не испытывать судьбу. А из кабинета, в след разбегающимся, неслось жизнеутверждающее "не кочегары, мы не плотники, да". Видимо, зубной фей входил в роль.
Якщо ви помітили помилку чи неточність, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

 

Умови використання матеріалів сайту

Використання матеріалів можливе лише за умови активного гіперпосилання на UaModna ( див. Правила* ). Для генерації коду посилання натисніть на кнопку

Думки, позиції, уподобання та заклики, опубліковані на нашому сайті, є власністю авторів і можуть не співпадати з поглядами редакції uamodna.com

З любов'ю із Риму!
Сімнадцять українських сучасних митців приїхали до італійської столиці, щоб продемонструвати не лише своє бачення навколишнього світу, але й високий рівень українського сучасного мистецтва та конкурентоспроможність на світовому мистецькому поприщі!
Читати більше