Сифилис и Мезальянс на службе Российской империи

27 березня 2015
Serhiy Tereshchenko

"Нос" Гоголя и неофициальная история российского быта

Литературная критика на цепи у имперского цензора или советского Главлита напоминает пелевинскую пятилапую собаку. Лает она громко, выслуживается усердно, а ещё правдоподобно скулит. Но видеть в тексте написанное, а не то, что там должно быть написано, она не умеет. По сей день о гоголевском "Носе" рассуждают много, но весьма неконкретно, усматривая то ли авторские комплексы по поводу своего носа, то ли политическую провокацию. Питер Спитчер вовсе считает, что "Нос" не имеет смысла, и является "творчеством ради творчества", пустым жестом и игрой формы.[1] Оксана Савина ищет толкования в соннике, озаглавив свои наблюдения громким заголовком "Тайна Гоголя раскрыта".[2] 

В то же время, современники Гоголя были весьма однозначны по поводу содержания, будто и тайны никакой нет. Публикацию в "Московских вестях" отклонили по причине того, что текст "вульгарный, грязный и тривиальный". Первая публикация появилась только спустя несколько лет в журнале Пушкина, с припиской: "Н. В. Гоголь долго не соглашался на напечатание этой шутки". В этом кратком очерке я покажу, почему гоголевская история изображает карьериста-ловеласа, который пытается продвинуться по службе через постель, но вдруг подозревает у себя сифилис. Целью обзора является изучение восприятия подобного карьеризма и сифилиса глазами писателя 19 века. В своём анализе я использую работы, привлекающие психоанализ и мифокритику как основу своих методов.

"Нос", как его характеризует Пушкин, это "жест". Причём жест весьма офицерский: непристойный, но поучительный. Сам мотив о сбежавшем носе не нов. В 1820-х между читателями разных сословий ходил лубок о мужчине, который потерял нос, и тот от него прятался. Как с позиции фрейдизма, так и фольклористики, этот сбежавший нос и у Гоголя, и на лубках символически подменял репродуктивный орган.[3] Почти ни один критик не уклонился сказать об этом, хотя не все интерпретации считают это центральной темой. Например, по мнению Херберта Боумана, Гоголь безжалостно травит мелких чиновников и брадобреев за скупость их нрава, и нос – это символ потери лица, аморальности.[4] К тому же выводу подталкивает и достаточно размытая характеристика Белинского: "Он не майор Ковалёв, а майоры Ковалёвы", – то есть социальный тип. Но что конкретно аморального в Ковалёве – здесь критики не могут прийти к согласию.

Образ ходячего носа действительно встречается в фольклоре, и, как любой другой образ, может быть проинтерпретирован через психоанализ. Но уже Анненский убеждённо утверждал, что гоголевский бегающий нос – исключительно бытовая фантазия, то есть преувеличенный слух, который рассказчик и пересказывает.[5]

Между тем слухи об этом необыкновенном происшествии распространились по всей столице, и, как водится, не без особенных прибавлений… Нечего удивляться, что скоро начали говорить, что нос коллежского асессора Ковалёва ровно в три часа прогуливается по Невскому проспекту… Любопытных стека­лось каждый день множество Один спекулятор почтенной наружности… продававший при входе в театр разные сухие кондитерские пирожки, нарочно поделал прекрасные деревянные прочные скамьи, на которые приглашал любопыт­ных становиться за восемьдесят копеек.

Ольга Савина, напротив, считает, что события в "Носе" – это сон асессора, поэтому и образы стоит читать через популярный в то время сборник толкований сновидений Мартина Задеки.[6] В самом деле, грань между сном и действительностью умышленно размыта. Ковалёв убеждает себя, что он не спит. "Он начал щупать рукой, чтобы узнать не спит ли он? Кажется, не спит". Рассказчик, напротив, с юмором отмечает, что история весьма нереалистична: "А по всем приметам должно быть происшествие несбыточное: ибо хлеб дело печёное, а нос совсем не то".

События в "Носе" прописаны в хронологическом порядке: брадобрей просыпается рано утром, находит чей-то нос в своём завтраке, слышит обвинения от жены, и обещает ей от носа избавиться. Вскоре просыпается несчастный, уже безносый, асессор, который ищет свой нос по мостовым, но находит его в Соборе. После неуспешных попыток призвать Нос к порядку через органы власти, Ковалёв приходит к доктору, который рекомендует ему промывать место, где был нос. Одним утром нос оказывается на месте. Жизнь возвращается в прежнее русло.

Период действия событий обозначен чёткими датами, между 25 марта и 7 апреля, что по юлианскому и григорианскому календарю является одной и той же датой. Таким образом, если асессор теряет нос утром 25 марта, а находит его утром 7-го апреля, то все невзгоды ему приснились. День, конечно, избран Гоголем с намерением. 23 марта – государственный праздник в царской России. В этот день, согласно Своду, который регулировал присвоение чинов, каждый военный и чиновник был обязан прийти в городской собор и поприсутствовать на молебне за Отчизну.[7] Именно поэтому, даже без носа, в своём кошмаре, Ковалёв идёт к Казанскому собору в центре Петербурга, где и встречает Нос.

"Он был в мундире, шитом золотом, с большим стоячим воротником; на нём были замшевые панталоны; при боку шпага. По шляпе с плюмажём можно было заключить, что он считался в ранге статского советника". Подобное возвышения Носа по рангу ещё раз подчёркивает баснословие Ковалёва, который тщеславно называл себя майором, будучи коллежским асессором.

Но это только официальная часть жизни Ковалёва. Как асессор, он получил свой чин раньше обычного. Рассказчик замечает, что Ковалёв делан на Кавказе, а значит по службе продвинулся не по уму, а силой случая: "коллежских асессоров, которые получают это звание с помощью учёных аттестатов, никак нельзя сравнивать с теми коллежскими асессорами, которые делались на Кавказе". Поэтому он пытается использовать юность как свой козырь в построении карьеры.

Ковалёв вхож в дома вдов, и отказывается жениться по любви на девушке, у которой нет 20 000 приданого. Это его принципиальная позиция, он избрал жизнь жиголо и альфонса. Можно заподозрить, что Ковалёв забавляет вдов не только разговорами. Но в пропаже носа, на смех читателю, он подозревает невинную девушку и её мать, которые сватаются к асессору. Скорее всего, эти подозрения возникают, потому что ночь с 24 на 25 марта – это праздник Праскевы Пятницы, заступницы всех влюблённых, когда девушки гадали на жениха. Ковалёв подозревает, что над ним сам черт шутит.

Но проблема в другом: сексуальность Ковалёва почти неиссякаема. Кроме вдовушек, он захож к проституткам. Пристав заявляет: "У порядочного человека не оторвут нoca… Много есть на свете всяких майоров, которые… таскаются по всяким непристойным местам". Рассказчику остаётся только воскликнуть: "То есть не в бровь, а прямо в глаз!". При таком образе жизни, на его "носе" появляется "прыщик", из-за которого отваливается нос.

Нос здесь и репродуктивный орган, на котором появился прыщик, и собственно отвалившаяся часть лица. Гоголь предельно ясно обрисовывает ужасающий вид асессора, когда тот узнаёт своё горе в лицах поражённых венерической болезнью проститутках на паперти собора.

Сифилис, как известно, был неизлечим до изобретения пенициллина в 1928 году. Узнаваемым признаком болезни был проваленный нос, потому что бактерия разрушает хрящевые перегородки на более тяжёлых стадиях заболевания. Поэтому в 16-19 веках существовали накладные носы для поражённых болезнью вельмож. Кошмар Ковалёва, если это только сон, порождён мыслями о прыщике на интимном месте, что значило бы потерять все возможности, в том числе благопристойную жизнь.

Отгадка же в том, что прыщик появился не от сифилиса, а от вонючих рук брадобрея. Узнав факты, Ковалёв всё равно продолжает отрицать, что тот виновен, и идёт к нему бриться. Сам брадобрей, к слову, вызывает подозрения, потому что он "во время бритья так теребит за носы, что еле держатся…" Да и с женой у него не ладится, потому что он "потаскушка" и "долга своего скоро не сможет исполнять". Старый развратник, если говорить прямо. И вонючие руки – это ещё одна ехидная деталь, намекающая либо на его мастурбацию, как предполагает Спинчер[8], либо на гомосексуальность, что для порядочной русской женщины средины 19 века было равнозначными пороками.

Таким образом, "Нос" Гоголя – это шуточная история о карьеристе из Петербурга, который пытается через удачную женитьбу продвинуться по службе. Ковалёву снится, что он заболел сифилисом, но после гигиенических процедур, прописанных доктором, прыщик исчезает, а вместе с ним и тревоги. Его активная половая жизнь со вдовами и проститутками потенциально опасна для его здоровья, но даже жуткий сон о сбежавшем носе не меняет его отношение к жизни. Гоголь подшучивает: "Как авторы могут брать подобные сюжеты", а также: "пользы отечеству решительно никакой". Равно, как и никакой пользы от таких Ковалёвых, которые добиваются продвижения в чине чем угодно, только не службой. А с такими служивыми и к гибели Россиюшки – рукой подать…

Литература

  1. Анненский И. Книги отражений. – М.: Наука, 1979. – С. 207-216. (Онлайн: http://annensky.lib.ru/publ/gogol2.htm )
  2. Дилакторская О. Фантастическое в повести Н.В. Гоголя «Нос». –Русская литература. – 1984. – № 1. С. 153 – 166. (Онлайн:http://destructioen.narod.ru/dilaktorskaja_gogol_nos.htm )
  3. Савина О. Раскрытая тайна повести Н. В. Гоголя «Нос» // Сон, явь и лубок в повести Н.В. Гоголя «НОС». – М., 2009. (Онлайн:http://www.proza.ru/2009/08/15/254)
  4. Bowman, Herbert. The Nose. The Slavonic and East European Review, Vol. 31, No.76, pp. 204-211.
  5. Spycher, Peter. N. V. Gogol’s ‘The Nose’: A Satirical Comic Fantasy Born of Impotence Complex. The Slavic and East European Journal, Vol. 7, p. 361.

[1] Spycher. A Satirical Comic Fantasy Born of Impotence Complex, p. 361.

[2] Савина. Раскрытая тайна повести Н. В. Гоголя «Нос», 2009.

[3] Савина. Раскрытая тайна повести Н. В. Гоголя «Нос», 2009.

[4] Bowman. The Nose. The Slavonic and East European Review, p. 208-209.

[5] Анненский И. Книги отражений. – М.: Наука, 1979. – С. 207-216.

[6] Савина. Раскрытая тайна повести Н. В. Гоголя «Нос», 2009.

[7] Дилакторская О. Фантастическое в повести Н.В. Гоголя «Нос». – Русская литература. – 1984. – № 1. С. 153 – 166.

[8] Spyncher. P.367

Якщо ви помітили помилку чи неточність, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

 

Умови використання матеріалів сайту

Використання матеріалів можливе лише за умови активного гіперпосилання на UaModna ( див. Правила* ). Для генерації коду посилання натисніть на кнопку

Думки, позиції, уподобання та заклики, опубліковані на нашому сайті, є власністю авторів і можуть не співпадати з поглядами редакції uamodna.com

Він не приніс жертви на вівтар любові, але данину дружбі віддав сторицею
Так сталося, що першим словом, колись прочитаним моїм п'ятирічним сином на книжковому корінці, було слово "Бу-а-ло". Слово було зовсім новим, і він запитав: "А хто це?" І дійсно, хто він - сучасник ХVII століття - Нікола Буало?
Читати більше