ОБРАЗОВАТЕЛЬ ВАТЫ

1 жовтня 2014
Олена Степова
Отношения "защитников города" с местным РЭСом не сложились как-то сразу. Что-то у них там вероятно несконтачилось или несфазилось, я не знаю, так как далека от высоких высоковольтных материй.

Началось все с того, что оставшимся работникам РЭСа в лице их инженера, принявшего на себя все имеющиеся обязанности и должности по причине расчета коллектива, уставшего от беззарплатья, со стороны новой власти был предъявлен традиционный ультиматум: платите или валите. Т.е. на нужды новой страны требовалось ни мало ни много 50% прибыли предприятия. Иначе -расстрел. 

Для предъявления ультиматума и.о. начальника (инженера, снабженца, бухгалтера и т.д. и т.п.) РЭСа Владимир Леонидович Веслов был вызван на ковер в комендатуру.

Настроение у человека, понятное дело, дрянь. Мало того, что зарплаты 4 месяца нет, начальство разбежалось, так еще и на горизонте замаячил 37-й расстрельный год. Сидит он, значит, размышляет о вредности карьерного роста, и тут: 

- Аллё, это РЭС? - буркнул телефон.

- Да! - по привычке грустно отреагировал Владимир Леонидович.

- А Лодкин на работе?

- Нет!, - безэмоционально и машинально ответил начальник.

- Передайте ему, что его срочно вызывают в комендатуру ЛНР, - подтвердила трубка.

Через полчаса, чуть выйдя из угрюмых и мрачных размышлений, Владимир Леонидович, наконец-то, задался себе вопросом, кого же, окромя его, вызывают в комендатуру.

Поразмышляв на тему группового расстрела, он задался поиском Лодкина по списку сотрудников. Во-первых, его задело наличие "темной лошадки в отделе", так как он всех знал в лицо, а во-вторых, хотелось знать, с кем придется делить возможную братскую могилу. Компьютер был краток "не существует".

И тут наконец-то мозг все-таки включился в работу, выйдя из коматозно-размышлительного состояния и решил бороться за жизнь, даже если его хозяин находился в унынии.

- Блин, это ж они меня из Веслова в Лодкина, ах ты ж, 220 тебе под хвост, - радостно подумал обладатель разночтимо-запоминательной фамилии, и осознав, что расстрел переносится, налив себе кофе, принялся размышлять на тему сохранения жизни и контролирования ситуации.

- Не, ну ни хрена себе, мы тут пятидесятитысячники контролируем, высокие технологии, можно сказать, управляем энергиями, а тут какая-то ЛНРа расстреливать будет, - внутреннее сопротивление новой власти, как бушующий протуберанец высоковольтной дуги, нарастал в душе потомственного энергетика.

- А ну зайди, - коротко разъяснил он, после получасовых раздумий своему напарнику подняв трубку.

Следующая неделя прошла в телефонных переговорах: "Аллё, РЭС, где ваш Лодкин?" - "Лодкина нет, перезвоните позже".

Когда утыканный автоматами джип все же приехал на территорию РЭСа, то Владимир Леонидович уже был собран, подготовлен и на все выпады коменданта о непослушании четко, по-форме перевел стрелки на невменяемость его, то бишь, комендантовых подчиненных, которые не смогли адекватно сформировать требования, обозначить фамилию вызываемого, а он не обязан догадываться, как новая власть трактует фамилию человека и страдать за некого Лодкина был не намерен. Негодованию Владимира Леонидовича не было границ:

- Не ну давайте расстреливать или вызывать, играя в ассоциации. Украл Овсов, расстреляли Кобылкина, так? - гневно вопрошал он к собравшимся.

Скандал замяли, неувязочка с фамилией все же была косяком представителей власти, так что вроде пенять было не на кого.

- А чё вызывали-то, - поинтересовался и.о. всех начальников РЭСа, - проблемы?... 

…Пока ополченцы искали владельца несметных богатств РЭСа Лодкина/Веслова, в комендатуре завелся барабашка.

Видать помещение, отжатое у бывших владельцев, скучало по сонным клеркам, милой паутинке на бумагах и каждодневному запаху кофе, поэтому решило изгонять захватчиков только ему известным способом. Что-то в нем встрепенулось, потянулось и коротнуло, все, что имело отношение к проводам и электричеству. Провода задымились тонкой зловонной струйкой, а вода в кранах приобрела удивительные свойства 220В, которые отнюдь не поправили здоровье коменданта, получившего вдохновляющий удар током в думательной комнате. 

Местные умельцы-ополченцы, обмотавшись изолентой и плоскогубцами, пытались усмирить бьющее и щипающееся безобразие, а присутствующий в камуфляжных рядах батюшка даже читал молитвы и махал кадилом, испуская запах пота и ладана, но, увы, нечистая бьющаяся током и повышающая напряжение в сети сила, не подчинялась законам богословия и искрила замыканием.

Током билось все: скрепки, степлер, ручки на дверях, сидения на унитазах, чайник, лампочки вспыхивали и взрывались, осыпая приунывших защитников осколочным фейерверком, находящиеся в помещении боялись руки подать друг другу, по причине образования вольтовой дуги между всем, что прикасалось к чему-либо. 

- Дык, вот, замкнуло, - развел руками комендант.

- То есть, меня вызвали, грозя расстрелять, чтобы я вам это починил? - засомневался в умственных способностях новой власти Леонидыч.

- Не, ну ты, братан, извини, это мои палку перегнули, чини, не обидим, расстрел отменим, - пообещала власть и отпрыгнула от кофеварки, выплюнувшей вместо кофе искрящуюся струю, - и вот, - на стол легли два пакета с гуманитаркой.

Владимир Леонидович долго бурчал о нервном стрессе, прощании c семьей, слезах жены, провожающей на расстрел, товарищах, уже фактически, стоящих в РЭСе в почетном карауле, количество пакетов с гуманитаркой на столе достигло 5 шт.

- Эх, чтобы вас тут не поубивало, - подгребя пакеты в сумку с инструментом инженер достал непонятный прибор, который ласково пискнул в его руках, при одном прикосновении к кнопке.

- Это шо? - насторожилась власть, - не бомба?

- Темень, поэтому и коротит тут у вас все, это СМРЧПШ-8, улавливатель электричества, - разъяснил инженер.

Два часа он водил по стенам пищащим прибором, заставляя военных двигать мебель, выкручивать, закручивать, переносить, что-то скручивал, раскручивал, звонил, и, как врач, подводя итог жизни пациента, безапелляционно выдал:

- Без преобразователя никак. Я им, старым хозяевам, даже штраф выписывал, потому шо без преобразователя, а эвано как повернулось, - задумчиво, вроде как самому себе, рассказывал инженер, - а могло пыхануть или просто убить, беда, - протянул он.

- Давай преобразователь - не обидим, - тут же начала бороться за свое спасение власть.

- А расстреливать будете? - поинтересовался Владимир Леонидович.

- Нет, иммунитет РЭСу и всеv сотрудникам, - власть выписала сохранную грамоту и пропуск во все места следования в рамках вверенной ей территории новоотжатой области.

- Пусть завтра приходят к кладовщику, вещь ценная, должен кто-то принять, расписаться, чтобы у меня проблем не было.

Утром к заспанному сторожу/кладовщику/монтёру Петровичу явилась делегация, описанная в старинной сказке как "двое из ларца одинаковы с лица" и покачивая автоматами дали приказ:

- Давай образователь ваты.

- Чаво? - опешил сторож/монтер/кладовщик (ему–то задание дали на другую вещь).

Камуфляжные задумались, видать что-то ища в недрах бандан:

- Образовыватель ваты давай, нас из комендатуры прислали, - поправились в они названии. 

- Ребята, это РЭС, тут вату не образовывают, не образуют, не изготавливают и не выдают, какая, нафиг, вата? - возмущался Петрович, с опаской поглядывая на автоматы.

Ребята разозлились и позвонили коменданту, нажаловавшись, что их тут за лохов держат, этот, мол, вчерашний хавчик загрёб, а образовыватель не выдает. Комендант опять захрипел в трубку, пугая расстрелом. Ситуация накалялась. Побежали искать Леонидыча. Прибежали в кабинет: побледневший Петрович и одинаково побагровевшие камуфляжные. Опять шум, крик, разборки, махание оружием.

-Ты чё нарушаешь договоренность, - орал в трубку комендант, - кинуть решил, где прибор.

- На складе, а эти не за ним пришли, - парировал Леонидыч, - я чё пообещал дам, а за чё договора не было, не дам, - орал Леонидыч на трубку.

- Вы чё у него просили, - озадачилась трубка голосом коменданта в руках у одинакового в бандане.

- Образователь ваты, - ответила бандана.

- Образовыватель ваты, - поправила его вторая бандана.

Комендант затих, что-то переваривая, попросил к трубке Леонидовича.

- Ты это, дай что надо, и пришли своего чтобы подключил, - устало сказала трубка, - монтеру работу оплатим.

- Расстрелы, погромы и другие действия, - поинтересовался сохранностью подчиненных Леонидыч.

- Все нормально, ты ж видишь, с какими ослами работать приходится, - еще больше устала трубка.

Камуфляжные ушли.

Владимир Леонидович, зайдя в кабинет и плотно прикрыв двери, набрал номер:

- Егор, слышь, херню воткни, потом на щитке фазы перекинь, тока не сразу, лечи их на 5 гуманитарок, у тебя дети, - дал приказ Леонидыч монтеру.

С мая РЭС больше не трогали. А если и были какие наезды, в комендатуру сразу возвращался барабашка и надо было менять предохранители в преобразователе. 

А вот "образователь ваты" Леонидыч записал в своем блокноте и три раза обвел красным фломастером. Теперь он точно знал, с новой властью эта нужнейшая вещь, ему еще пригодится.
   
Якщо ви помітили помилку чи неточність, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

 

Умови використання матеріалів сайту

Використання матеріалів можливе лише за умови активного гіперпосилання на UaModna ( див. Правила* ). Для генерації коду посилання натисніть на кнопку

Думки, позиції, уподобання та заклики, опубліковані на нашому сайті, є власністю авторів і можуть не співпадати з поглядами редакції uamodna.com

8 занедбаних місць на планеті, від яких стає моторошно
У світі багато занедбаних місць, і кожне з них має свою історію. Якісь місця вселяють страх, якісь – почуття захоплення. У статті ми зібрали для вас наймоторошніші місця на Землі, від яких перехоплює подих.
Читати більше
Хто вона: Найкрасивіша українка діаспори
Цього року участь в конкурсі краси Мiss Ukrainian Canada-2018 взяли понад 100 конкурсанток з усієї Канади. Уродженка з міста Дрогобич Львівської області, Юлія Щербан стала володаркою розкішної корони з тризубом.
Читати більше