О пользе рабовладения (не литературное обсуждения русских новостей)

12 листопада 2014
Олена Степова
Самое честное в мире русское телевидение выдало в эфир новое пособие для коллекционеров фобий "Рабы и рабовладельческий строй в условиях современного укропского мира". Смеялись весь вечер. Утром с кумой на контр-разведку, в магазин. Развлечений тут маловато, поэтому, как говорится, лови волну.
 
Стоим, слушаем. Пенсии…Зарплаты…дали-не дали.. ехать-не ехать... выплатють-не выплатють. Газ отключать-не отключать. Свет отключать-не отключать. Воду дадуть-не дадуть.

Тьху на них. 

Кума не выдерживает, начинает диалог, мол, так вот и так, беда новая идёть, будуть обривать в рабы. И как положено лекцию во всех картинках. 

- Девушка, что вы несёте, вот из-за таких как вы люди и с ума сходят и блокпосты пополняют, - жестко сказанное от мужчины лет пятидесяти подрезало нас в желании потролить русское телевидение. 

Да, дела! А ещё летом тут бы такие баталии разворачивались. Одни органы, да Ляшко верхом на холодильнике, куда их складывались, два месяца обговаривали. А бомбы фосфорные. А консервы из младенцев.

Да! Все-таки даже от российского телевидения есть противоядие, российское телевидение. Когда всё время врать, то действительно перестанут верить.

Мы, так сказать, перевели всё в шутку и извинились, мол, сюжет был, вот, думаем, правда или нет, что народ по этому поводу знает. В этих целях, мол, и завели разговор.

- Слушай, а может это и правда куды сдаться, - грустно сказала Валентина Петровна, - може кому там из рабовладельцев борщи варыть или, там, город перекопать, я уже на всё согласная, пенсии ж нэма.

- Угу, - поддержала её продавец Света, - а вдруг ещё и рабовладелец попадётся красивый, молодой, богатый, помните, как в рабыни Изауре, азигунгаруге, - пропела она.

Бабы заулыбались.

- И то верно, - поддержала безработная аптекарша Лариса, - а ну, девки, выкладывай, де там хороших рабовладельцев дають и в рабы принимають. А шо, мы бабы видные, одной рукою обымем, другой грудью прыдавим. И дывы, уже азигунгаругэй и мужик твой, и хозяйство, и детишки пошли, любов.

- Тьху на вас, - махнул рукой Петрович, - мужиков вам мало, в Изаруры захотели, а ежели ото гэй, шо делать будете.

- А мы будем требовать от хунты рабовладельческой, чтобы права соблюдались, - разошлась кума, - бабам рабовладельцев мужиков, а мужикам молодок, и чтобы без брака там, без эгэгэй. Не, ну, кто эгэгэй, мы ж демократична страна, тому хай рабовладелец гэй.

- Слушай, Петрович, не порть романтику, - завозмущались бабы, - а то мы тебе щас восстание рабов устроим.

- Да, - грустно сказала Наташа, дежурная с местного разъезда, - а то мы тут не рабы. Голосуем под автоматами, да за карточку, чтобы "скорую" вызвать. А нужна она та "скорая" скоро будет. Без пенсий, без зарплат, в голоде. Мы с вами давно рабы, то Федорыча, теперь, вон, пана атамана Грициана. Правда, лучше уж, как там говорят, хунтовскими рабами быть, те хоть покормят и оденут, а не картонкой или автоматом в зубы. Давай бабы. Трави политинформацию. Хочь помечтаем. 

Мы с кумой быстренько ввели всех, кто ещё не смотрел "рашафобиятв", в курс дела.
 
Ожил даже Петрович:

- Девчата, якщо по два раба западенцям давать будут, то я в теме, тока с бабкой, я её не брошу, - выступал Петрович, - хай нас беруть обох. Я висим раз був на западенщини, у санатории. Ох, и добре ж там люды живуть. У ных так "всё" красиво называется "усе". Заборчики, там, ворота, обналичка всяка, цвиточкы. Щас вспомню. О, файно. А у нас не файно, без пенсии совсем не файно. Тока нас старых нихто уже не возьмёт, ни в плен, ни в рабство.

- Петрович, не дрейф, - поддержали мы его, - если масть пойдет, пойдем в рабопартизанческий отряд. Будем себе хозяев хороших отвоёвывать. И тебе с бабкой че нить отобьем. 

В общем, бабы все же завелись. В магазине хохот, как будто пенсию дали и праздник нарисовался. И сколько историй вспомнили про хорошие отношения рабовладельцев к своим, так сказать, владениям. И, даже, оборотные ситуации, вот, мол, как с Хюрем Султан. 

Полчаса не прошло, а в магазине все румяные, разгоряченные, весёлые, чего давно не было, прямо красота. Ну, вот хоть бери и веди в Укррабторгтрест. 

И все сразу захотели в Роксоланы. Марковна даже чуть–чуть исполнила танец живота, хотела всю прыть показать, но размеры магазина не совпадали с амплитудой размаха талии, поэтому ограничились покачиваниями.

Мужик этот, который ругался изначально, махнул на нас рукой, что, мол, возьмешь с бабьего базара, но уходя, уже без злости сказал:

- А может и правильно вы делаете, что в юмор переводите. А то плетут, плетут, плеваться хочется. Устали уже от этих бредней. 

Так что ты это, хунта рабовладельческая, слухай, бабы тут постановили, шоб там без обману було. По честному. Рабовладельцев пьющих не подсовывать и женатых тожеть, договорились?!

И русским тссссс! Бо воны ж, заразы, сразу на наши лучшие кадры глаз положать. Им же шо соврать, шо стёбнуть, одинаково.
Якщо ви помітили помилку чи неточність, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

 

Умови використання матеріалів сайту

Використання матеріалів можливе лише за умови активного гіперпосилання на UaModna ( див. Правила* ). Для генерації коду посилання натисніть на кнопку

Думки, позиції, уподобання та заклики, опубліковані на нашому сайті, є власністю авторів і можуть не співпадати з поглядами редакції uamodna.com

Він не приніс жертви на вівтар любові, але данину дружбі віддав сторицею
Так сталося, що першим словом, колись прочитаним моїм п'ятирічним сином на книжковому корінці, було слово "Бу-а-ло". Слово було зовсім новим, і він запитав: "А хто це?" І дійсно, хто він - сучасник ХVII століття - Нікола Буало?
Читати більше