Метанойя (Глава 8)

28 вересня 2017
Яна Пизинцали
Примечание автора: все права на героев, имена и сюжет "Шерлока" принадлежат компании BBC. Автор не извлекает материальной выгоды. Текст публикуется для развлечения.

Глава 8

– Рейхенбахский герой? – Ирен рассмеялась. – Скажите, что не вы придумали это дурацкое прозвище.

Она сидела на диване в гостиной на Бейкер-стрит, одетая в строгое черное платье от Chanel, исполненная радости жизни, спокойствия и любопытства, словно это не ее разыскивает разведка трех стран и не ее Шерлок в срочном порядке вызвал сюда, прислав на мобильный пароль от Vertu, несколько выдержек из обнаруженных в нем файлов и лаконичное SMS: «Возможно, это касается и вас тоже». Она явилась без предупреждения, но откуда-то Шерлок точно знал, что она придет сегодня.

– Разумеется, не я. – Шерлок уселся в кресло и утомленно прикрыл глаза. – Я бы изобрел что-нибудь более… драматичное.

Ирен фыркнула.

– Не сомневаюсь. Однако, насколько я понимаю, драмы вам и сейчас не занимать. – Она посерьезнела. – Я читаю газеты.

– Отрадно слышать, что вы не отказываете себе в столь невинном, хотя и бессмысленном, развлечении, – хмыкнул Шерлок. – Но, – внезапно его глаза потемнели, – я позвал вас не за этим.

Ирен понимающе взглянула на него.

– Я догадываюсь.

Они помолчали.

– Если так, – беспечно сказал Шерлок, поднимаясь и направляясь к столу, – вы должны знать, что причиной нашей встречи является этот человек.

Шерлок взял со стола простую канцелярскую папку и, шагнув к Ирен, бросил ее ей на колени.

Ирен медленно открыла папку и уставилась на улыбающийся портрет молодого человека с мягкими чертами и легкой грустью в глазах.

Она протянула руку и взяла фотографию.

– Джим Мориарти, – негромко сказала она.

– Ричард Брук.

Ирен подняла голову и вопросительно посмотрела на Шерлока.

– Так его теперь зовут, – пояснил тот.

– Сменил имя, – Ирен положила фотографию обратно в папку и принялась листать страницы не слишком объемного досье.

– Нет, – Шерлок сказал это тихо, и неожиданно Ирен почувствовала, как это слово, словно капля дождя, ударилось о гладкую поверхность ее спокойствия и разлетелось в стороны прохладными искрами.

Она поежилась, вдруг осознав, что в комнате холодно, и внезапно ей захотелось встать и уйти. Уйти от Шерлока, от этого разговора, от Джима Мориарти, как бы его теперь ни звали, незримо возникшего в гостиной на Бейкер-стрит и – почему-то в этом не было никаких сомнений – потешавшегося над ней.

Шерлок молча наблюдал за ее реакцией.

– Судя по тому, что вы рассказали мне ранее, – медленно сказал он, словно только что получив подтверждение каким-то своим предположениям, – вы с ним виделись всего один раз.

– Мне оказалось достаточно, – сухо сказала Ирен.

– Верю, – кивнул Шерлок. – Хоть и не могу разделить ваших чувств.

Ирен удивленно вскинула на него глаза. Лицо Шерлока было непроницаемым.

Он еще немного постоял, глядя на нее, затем отошел в другой конец комнаты и, присев, поворошил дрова в камине. Ирен вздрогнула. Догадался. Что ее выдало? Неосознанное поглаживание юбки? Лишние складки на платье? Чертова дедукция. Хоть голой к нему являйся.

– Чего он хочет от вас? – спросила она, чтобы чем-то заполнить становящуюся все более странной тишину.

Шерлок повернулся вполоборота.

– Однажды он сказал, что хочет выжечь мне сердце, но не думаю, что он говорил серьезно.

Он отвернулся и принялся смотреть на огонь.

– Что вы можете сказать о нем? – спросил детектив после минутного молчания.

Ирен поморщилась.

– Не больше, чем в прошлый раз. Дерзкий, наглый, гениальный. Не умеет проигрывать… Глупый?

– Глупый? – Шерлок вновь обернулся.

Ирен передернула плечами.

– Он всерьез рассчитывал, что я выдам ему вас. В обмен на собственную безопасность. Всерьез рассчитывал обыграть вас с моей помощью.

– Потому что?..

– Потому что он очень хочет сделать вам больно.

Блики пламени играют с лицом Шерлока, и в этом оранжевом свете он кажется то ли героем древней саги, то ли ожившим портретом эпохи Возрождения. Услышав последние слова Ирен, он улыбается и поднимается с колен.

– И это означает, что вы знаете, о чем я у вас попрошу.

Ирен кивает.

– Знаю. Хотя я не понимаю, зачем вам это.

– Я хочу. – Шерлок спокоен, в его глазах – только ясность и новая, неведомая теплота.

– Это может быть… сложно, – она смотрит прямо на него; едва ли она понимает, что ее голос дрожит.

– Я догадываюсь. Это лишь подтверждает правильность моего решения.

Ирен встает, проходит через всю комнату, мягко и неспешно, неслышно двигаясь по ковру. Отбрасывает носком туфли попавшийся на пути скомканный лист бумаги. Останавливается перед ним, смотрит ему в лицо.

– Да, я вижу, – теперь в ее голосе решительность и терпкое, подрагивающее понимание.

Шерлок не отводит взгляд.

– Но прежде, чем мы договоримся о встрече… – Ирен на секунду останавливается, продолжая пристально смотреть на него, – позвольте дать вам один совет, мистер Холмс.

– Да? – Шерлок по-прежнему безобразно невозмутим.

– Не пытайтесь его победить, – тихо говорит Ирен.

Шерлок задумывается, затем молча кивает. Ирен еще с минуту глядит на него, затем, резко развернувшись, возвращается на диван и вновь надевает облик гостьи, заглянувшей на чашку чая.

– На чем вы остановились в прошлый раз? – спокойно спрашивает она.

– В прошлый раз? – бровь Шерлока удивленно поднимается вверх.

– Не верю, что вы не экспериментировали.

– Не слишком удачно.

– Это не имеет значения. Если опыт есть, он навсегда останется с вами. Вопрос в том, как это на вас повлияло. Но это мы выясним. – Она задумчиво посмотрела на него. – Что насчет места и времени? У вас есть какие-нибудь ограничения?

Интересно, что она не спрашивает, есть ли у меня какие-нибудь ограничения в смысле используемых техник, рассеянно думает Шерлок.

– Этот вопрос легко выяснить в процессе, – Ирен иронически улыбается. Великий Шерлок Холмс, и у вас бывают мысли, выраженные предельно ясно. Немного… разочаровывает.

– Нам нужно будет отправиться к вам домой? – Шерлок отвлекает ее от размышлений; он усаживается на другом конце дивана и смотрит выжидательно.

Она в задумчивости качает головой.

– Не думаю. Подойдет любая комната, где нас не потревожат. Хотя, безусловно, эффективность и… вовлеченность возрастают в той степени, в какой клиент способен открыться месту, где все происходит.

Она слегка сощурилась.

– Для вас понадобится довольно большое помещение, где много света и нет никакой мебели. Желательно, теплый пол.

Шерлок приоткрывает рот, без сомнения, намереваясь выстрелить парой десятков мест в Лондоне и окрестностях, прекрасно подходящих под это описание и притом уединенных, но Ирен жестом останавливает его.

– Я сообщу вам, когда найду что-нибудь подходящее.

Шерлок молчаливо соглашается.

Убедившись, что разговор подошел к концу и ей остается только распрощаться, Ирен встает и, набросив легкую накидку, направляется к двери.

Голос Шерлока настигает ее у самого порога.

– Как я могу быть уверен, что то, что вы обнаружите, окажется тем, что я хочу? – с вызовом говорит он.

Ирен не оборачивается. Она кладет руку на ручку двери и спокойно нажимает ее, чувствуя, как воздух слегка щекочет крылья носа – верный признак искреннего удовольствия.

– Вам придется мне доверять.

***

Шерлок огляделся. Он стоял в большом просторном зале с высоким потолком, идеально гладким паркетным полом (дуб, ручная работа, не позднее XVIII века) и огромными окнами, практически заменяющими одну из стен и выходящими на фасад здания. В комнате не было ничего, если не считать небольшого круглого стола в углу, у которого расположилась Ирен, перебирающая какие-то свои приспособления. Шерлок прищурился. С его места было не видно, чем именно она занята, но, исходя из целей их встречи, можно было догадаться. Он перевел взгляд на окна. Солнечный свет бурной волной проникал через них, рассеиваясь в пустом помещении и создавая ощущение, словно находишься в высоком бокале, до краев наполненном шампанским.



С тех пор, как Шерлок и Ирен договорились о… Шерлок мысленно предпочитал называть это сессиями, не уточняя и не вдаваясь в подробности… прошло две недели. За это время они ни разу не созванивались, и ничто не указывало на то, что они вообще когда-либо еще увидятся. SMS от Ирен пришло минувшим вечером. В нем не было ни приветствия, никаких других свидетельств того, что оно отправлено человеку, с которым ее связывает нечто большее, чем деловые отношения. «Я нашла нужное место. Западный Вестминстер, особняк Веллингтон. Завтра, в два часа дня. Не берите ничего лишнего». Подпись отсутствовала.

На следующий день Шерлок созвонился с Лестрейдом, отправил Джона копаться в архивах Скотланд-Ярда, сославшись на скуку и отсутствие дел, и в 13.50 уже стоял у дверей Веллингтон-хаус по Флит-стрит.

– Раздевайтесь, мистер Холмс, – донесся до него голос Ирен с другого конца комнаты. Усиленный резкой акустикой, он казался прозрачным и по-новому незнакомым.

Шерлок сделал шаг вперед.

– Нет, оставайтесь там, – Ирен сделала небрежный жест рукой, указывая туда, где стоял детектив, и пояснила: – После того, как снимете всю одежду и сложите ее в углу, выходите на середину комнаты. Дальше я вам скажу, что делать.

Шерлок кивнул и принялся расстегивать пуговицы на рубашке.

…Солнечные лучи переместились и падают на пол, то ли как золотистые пряди чьих-то волос, выпрямленные безумным парикмахером, то ли как скрещенные шпаги. Шерлоку кажется, что он слышит, как они звенят. Плечи затекли, и от колен по бедрам медленно поднимается ноющая боль, он опирается на них всем телом, но усталость где-то на периферии, и он отбрасывает мысли о ней, как ненужную шелуху, полностью сосредоточившись на женщине перед ним.

На ней ярко-синее закрытое платье, – никакого белья, никаких намеков на то, что она может быть желанной, но она очень, безумно, безрассудно желанна в этот миг, и Шерлок до боли сжимает руки, стянутые тонкой веревкой, попутно удивляясь, как ей удается сделать так, чтобы шрамов на спине не осталось, – а их не останется, он это знает совершенно точно.

Взгляд скользит по ее плечам, рукам, преодолевая сопротивление собственного тела, просящего то ли остановиться, то ли немедленно продолжать, и, наконец, соприкасается с легкой улыбкой в ее глазах и на мгновение полностью выключает Шерлока из реальности.

Она не делает ни одного лишнего движения, она спокойна, и за эти несколько часов Шерлок успел понять, что может доверять ей больше, чем надеялся доверять кому-либо на этой Земле. Он не может понять, пугает его это или заставляет чувствовать себя в безопасности.

Солнце снижается, Ирен подходит ближе.

Скрипка может кричать, как человек, вспоминает Шерлок, но сейчас впервые он чувствует, что голоса может быть достаточно для того, чтобы сорваться вниз и вернуться обратно, даже если ты не запомнишь пути.

Никогда раньше он не слышал такой тишины.

Шерлок плачет. Это давно не BDSM, и он не знает, что это. Он слышит ее голос: «Мистер Холмс, не теряйтесь. Я хочу знать, что вы здесь, со мной».

Он поднимает голову и чувствует, как мир сжимается вокруг него и разжимается новой, текучей, неистовой кульминацией.

Ирен стоит посреди комнаты, солнечный свет обводит ее высокую фигуру.

– До новой встречи, мистер Холмс. На сегодня достаточно, – говорит она, разворачивается и уходит. Шерлок остается один и, дрожащими руками сняв путы, опускается лицом в ладони.

***

Почему он не меняется? Почему он никогда не меняется? Он что, не стареет? На нем, кажется, даже костюм один и тот же. На одно короткое мгновение Шерлоку показалось, что Джим Мориарти, Ричард Брук или кто он там еще, – действительно выдумка, не более чем плод его воображения, издевательская галлюцинация, косвенно подтверждающая догадки Салли Донован и ей подобных о его уродстве.

Но это не так.

Джим Мориарти существовал, и прямо сейчас серо-стальные тени от низко висящих облаков хищно очерчивали его лицо, насмехаясь над Шерлоком и в тон злодею-консультанту повторяя:

– Три пули.

– Три снайпера.

– Три жертвы.

Чертов позер.

Ему хотелось кричать, плакать, выть от боли. Что бы он ни сделал… Он сжал в кармане пистолет. Бесполезный. Один точный выстрел – и Мориарти исчезнет навсегда. А вместе с ним – Джон, Лестрейд и миссис Хадсон.

Шерлок окинул отчаянным взглядом холодное небо вокруг и вспомнил женщину с голубыми глазами и темными волосами, женщину, которая учила его терпеть боль и которая так много успела ему сказать. Вспомнил, что она сказала ему в самом конце… Или в начале?

«Не пытайтесь его победить»

Шерлок рассмеялся.

Ирен Адлер. Лучший союзник, который у него когда-либо был. Боже, где бы ты ни была…

Холеное лицо Мориарти исказилось от гнева, когда он увидел, как Шерлок легко спрыгивает с парапета и направляется прямо к нему. Что не так? Что он упустил? Что этот гаденыш намерен сделать?

– Ты считаешь себя таким умным, – Шерлок уже вблизи, он смотрит ему в глаза, и в его расширенных зрачках нет ни боли, ни страха. Он ищет Джима Мориарти, протягивая ему руку, открывая дверь и впервые не стоя на пороге. Он впускает внутрь.

Злодей-консультант неверяще попятился и настороженно посмотрел на своего врага. Немыслимо. Невозможно. Шерлок?..

– Что же ты стоишь? Разве не этого ты всегда хотел? – в голосе Шерлока радость и непонятная нежность, от которой кружится голова и которая мешает думать.

– Ты просил, чтобы я пришел, и вот я здесь, – Шерлок смотрит прямо на него, не делая ни шагу вперед, но и не отступая. – Возможно, я никогда не буду тобой, но ты можешь оказаться там, где я захочу.

Просто позволь мне показать…

Эти слова шумят в голове Мориарти, звеня и не давая сосредоточиться, и, наконец, он приходит в себя.

– Только если ты прыгнешь.

Его голос почти умоляющий, он звенит от напряженных нот, которым нет места на этой крыше, но они откуда-то взялись, и Шерлоку не нужно знать, как и зачем. Он смотрит на своего врага, и в какой-то момент понимает: да.

– Конечно. Я прыгну, – улыбается он.

Он разворачивается к Мориарти спиной, не боясь, что тот нанесет удар сзади, потому что это не то, чего они оба хотят, и каждый из них отныне слышит, о чем думает другой.

Шерлок подходит к краю крыши и набирает номер Джона.

Он видит, как внизу останавливается такси и из него выпрыгивает крохотная фигурка, стоит, оглядывается, мечется по небольшому кусочку улицы, который так хорошо просматривается со всех сторон, так хорошо… Шерлок переводит дыхание.

– Джон. Я здесь. Подними голову. Смотри только на меня.

Он слабо помнит, что он говорит, и его совершенно не интересует, что позади него стоит Джим Мориарти и слышит каждое слово, потому что теперь он действительно позади. Шерлок произносит «прощай», отбрасывает телефон и прыгает.

Джон по-прежнему стоит внизу.

Начало рассказа: 
Метанойя
Метанойя. Глава 1
Метанойя. Глава 2
Метанойя. Глава 3
Метанойя. Глава 4
Метанойя. Глава 5
Метанойя. Глава 6
Метанойя. Глава 7


Метанойя. Эпилог​
Якщо ви помітили помилку чи неточність, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

 

Умови використання матеріалів сайту

Використання матеріалів можливе лише за умови активного гіперпосилання на UaModna ( див. Правила* ). Для генерації коду посилання натисніть на кнопку

Думки, позиції, уподобання та заклики, опубліковані на нашому сайті, є власністю авторів і можуть не співпадати з поглядами редакції uamodna.com

За лаштунками операції "Гроза". Частина 2
​23 серпня 1939 року у Кремлі був підписаний пакт Молотова-Ріббентропа. Цю подію зафіксувала безпристрасна кінокамера, яка зафіксувала Молотова і Ріббентропа, які підписують договір, а за їхніми спинами немов два змовники про щось шепотілись Сталін – ідейний натхненник операції «Гроза», і її розробник – майбутній Маршал СРСР Шапошников.
Читати більше
Вірменська молодь вимагає змін. Деякі особисті враження після молодіжної сесії AYSOR
Про вічну дружбу російського і українського народів, про вірменських жінок на кухні, кав'ярні, де не курять, та інші враження від Вірменії після молодіжного форуму.
Читати більше