Метанойя (глава 6)

17 серпня 2017
Яна Пизинцали
Примечание автора: все права на героев, имена и сюжет "Шерлока" принадлежат компании BBC. Автор не извлекает материальной выгоды. Текст публикуется для развлечения.

Глава 6

Если бы Джона Ватсона спросили, что такое рай, то, наверное, сейчас, в эту самую минуту, он бы сказал, что рай находится в Лондоне в квартире 221B по Бейкер-стрит, и других вариантов он не принимает. Джон сидел в гостиной перед бормочущим что-то невнятное телевизором, время от времени отправляя в рот кусочки чипсов и запивая все это непотребство качественным пивом из супермаркета, при взгляде на которое у Шерлока всегда появлялось такое выражение, словно он увидел одного из представителей своей сети бездомных.

Шерлок.

Джон замер с бутылкой в руке и посмотрел в окно. За окном третий день не прекращался снегопад, и снаружи и внутри было так тихо, словно Джон Ватсон остался один во Вселенной.

В каком-то смысле, так оно и было. Миссис Хадсон укатила куда-то еще до Рождества, предупредив "мальчиков", что если по возвращении она вновь увидит "разоренное гнездо", то непременно примет меры (на лице Шерлока промелькнула тень – очевидно, это было как-то связано с Майкрофтом, но Джон был не уверен), Гарри, планировавшая явиться к ним на Новый год, ограничилась сухой смс-кой с пожеланием душевного здоровья (Джон дал себе слово позвонить ей и убедиться, что она снова не сорвалась), а Шерлок… Шерлок пропал в начале января, и его вот уже неделю не было дома.

Впервые с того времени, как Джон поселился на Бейкер-стрит, он не знал, где находится Шерлок. Нет, конечно, бывали и раньше случаи… Убийства, погони, преследования, похищения. Маньяки и шантажисты, политические шишки, мечтающие уничтожить сыщика-выскочку. В общем, так, мелочи. Но чтобы целую неделю… и ни одного звонка и ни одной смс-ки… Сначала Джон беспокоился, потом злился, а после запаниковал. В тот момент, когда он готов был набрать в ближайшем банкомате номер Майкрофта (почему-то в ту минуту Джон был уверен, что связываться со старшим Холмсом стоит именно так), пришло короткое сообщение: "Занят еще три дня. Купи молока. ШХ". Джон сплюнул и поплелся в "Теско".

И вот он сидит в полном одиночестве на Бейкер-стрит и наслаждается спокойствием и тишиной.

Как ни странно, гибель Ирен Адлер никак не повлияла на поведение Шерлока – или не повлияла в такой степени, чтобы тот соизволил это показать. Он, как прежде, был грубым и невыносимым, громко и эмоционально описывал, что именно Джон делал в течение дня, пока его не было дома, с кем встречался и как на это реагировал, раскрывал преступления из телевизора и считал, что лучшее время для игры на скрипке – это четыре утра.

Коллекционный Vertu поселился в личной банковской ячейке Шерлока, и до того, как тот пропал, Джон имел удовольствие каждые два часа выслушивать отчет о ее состоянии, с подробным перечислением того, кто, в какое время и с какими целями покушался на телефон.

Первыми были агенты короля Богемии. Очевидно, существуют политические решения для высокопоставленных людей, но не существует человеческих решений для параноиков, философски подумал Джон.

Затем – британская разведка. Бог их знает, как Шерлок их вычислил, – все, что он сказал в тот день, было: "Майкрофт нервничает", из чего Джон заключил, что раз уж к стоматологу старший Холмс не ходил, речь идет о попытках добраться до пресловутого гаджета.

Третьим отличилось ЦРУ. В банке они, правда, не были – заявились прямо к ним домой. Но, поскольку у Джона к тому времени изрядно сдали нервы, он просто спустил их с лестницы. На удивленный взгляд Шерлока он лишь напомнил тому, что был солдатом и убивал людей, так что ничего удивительного в своем поведении не видит. "Ты был доктором?", – уточнил Шерлок. "Бывали плохие дни", – пожал плечами Джон.

После визита американцев все затихло. Телефон продолжал оставаться в банке (насколько знал Джон), Майкрофт вылечил два коренных зуба (о чем Джон предпочел бы не знать), а Шерлок исчез.

Джон задумчиво повертел в руках бутылку. Поведение Шерлока в последние дни было не менее странным, чем раньше, но в этот раз это ничего не объясняло.

Неожиданно снизу раздался звон и грохот, как будто на пол одновременно полетели любимый сервиз миссис Хадсон, Британская энциклопедия криминалистики Шерлока и джоновы медицинские карты за последние десять лет.

Ты давно заполняешь медицинские карты в компьютере, напомнил себе Джон, и отправился выяснять, в чем дело.

Бросив мимолетный взгляд на пистолет и решив, что миниатюрной каминной кочерги будет достаточно, он быстро спустился вниз и, резко распахнув дверь кухни их домовладелицы, вошел внутрь.

На полу посреди идеально чистого помещения сидел Шерлок, одетый в некое несуразное подобие рабочей формы мусорщика, и рассматривал огромный допотопный бидон для молока с большой ручкой. Очевидно, именно этого монстра он уронил на пол минуту назад. Он поднял голову на шум открывшейся двери и посмотрел на Джона.

– Я купил, – бездумно ляпнул Джон. – Больше не надо.

Брови Шерлока поползли вверх.

– Что ты купил? – осторожно спросил он.

– Молока. – Джон указал на монстра. – Оставь в покое посуду миссис Хадсон.

Шерлок перевел взгляд на бидон.

– Это ее любимый, – задумчиво протянул он. – Куплен на блошином рынке в Ист-Энде в тысяча девятьсот… впрочем, неважно. Здравствуй, Джон, – сказал он, поднимаясь с пола.

– Здравствуй, Шерлок, – ответил Джон, пройдя в кухню, и, аккуратно вынув у него из рук бидон, поставил его на место.

– Как поживаешь? – светским тоном осведомился он.

– Прекрасно, – рассеянно ответил Шерлок. Взгляд у него был отсутствующим, по рукаву медленно полз таракан.

– А, – отозвался Джон.

– Мне надо подумать, – строго сказал Шерлок, посмотрев на него, и, развернувшись, направился в квартиру.

Джон посмотрел ему вслед, проводил взглядом спешащего в укромную щель в углу таракана, – очевидно, только что успешно эвакуировавшегося с Шерлока, – и двинулся за детективом.

Шерлок заперся в своей комнате, на вопросы не отвечал, объяснений не давал и раздражал еще больше, чем обычно. После нескольких попыток достучаться до него Джон решил найти себе более вдохновляющее занятие и вернулся в гостиную. Пива оставалось до обидного мало, а чипсы не радовали, но телевизор сохранил ему верность и прилежно показывал любимое вечернее шоу. Джон упрямо скрестил руки на груди и уставился в экран.

***

Шерлок открыл глаза. На него смотрела Ирен Адлер.

Шерлок закрыл глаза.

– Я знал, что вы солгали, – беспечно сказал он.

– Это был единственный способ скрыться.

– Ваш телефон у меня. А к списку ваших преследователей присоединились мой брат и ЦРУ. Возможно, что-то пошло не так? – хмыкнул Шерлок.

– Вы все-таки невыносимый позер, – вздохнула женщина. – Вам никогда не разгадать пароль.

– Почему? – Шерлок приоткрыл один глаз.

– Потому что я его сменила, – ни к селу ни к городу сказала Ирен и, поднявшись, направилась на кухню.

– "О женщины, вам имя – вероломство", – пробормотал Шерлок и повернулся набок.

В дверь просунулся Джон.

– В нашей кухне готовит чай покойная Ирен Адлер, – скромно сказал он.

– Я знаю, – лениво отозвался Шерлок, – она сменила пароль к телефону.

– Что ж, это все объясняет, – серьезно кивнул Джон и закрыл дверь.

Шерлок попытался вернуться к своим мыслям, но сосредоточиться не получалось. Он в раздражении встал и, путаясь в полах халата, отправился по следам недавней гостьи, благо, это не требовало сложной дедукции: аромат свежезаваренного чая разносился по квартире, превращая безобидный любимый пуэр в беспощадную улику.

Ирен сидела в гостиной с большой кружкой чая в одной руке и газетой в другой, а с кухни доносились невнятные звуки, которые с большой долей достоверности можно было классифицировать как выкрики Джона.

– … что здесь творилось! – воскликнул доктор, появляясь в дверном проеме. Увидев Шерлока, он резко замолчал, перевел дыхание и смиренно отправился обратно на кухню – готовить третью чашку чаю.

Шерлок отобрал у Ирен газету и плюхнулся в свое любимое кресло у камина.

– Верните мне мой телефон, – спокойно сказала она.

– Не верну, – равнодушно ответил Шерлок. – Пока вы развлекались с головорезами с двух континентов, мой брат испортил мне уик-энд.

Вновь появившийся на пороге кухни Джон пожал плечами и глазами показал Ирен, что спорить бесполезно и лучше принять все как есть.

– Поэтому, – победоносно продолжал Шерлок, принимая из рук Джона свой чай, – я не успокоюсь, пока не узнаю, что в этом телефоне и ради чего мне пришлось отказаться от дела о мрачном душителе.

– Надеюсь, ваш следующий душитель окажется веселее, – отстраненно произнесла Ирен и сделала глоток из своей чашки.

– Ну ладно, – Шерлок отложил газету, – кто вас преследует?

– Если послушать вас, то все подряд, – пожала плечами Ирен. – Но, говоря о тех, о ком известно мне, – продолжила она, поймав его сердитый взгляд, – я могу назвать тех же людей из ведомства короля Богемии.

– Все-таки это странно, – Шерлок поднялся. – Вы располагаете секретами, за которые мой брат, готов поспорить, выложил бы половину британской казны. Если бы о вашем местонахождении стало известно американцам, от вас бы даже пепла не осталось. Но единственный человек, которого вы боитесь, – это король Богемии.

Ирен выпрямилась в кресле.

– Почему вас не волнует Майкрофт, понятно, – пробормотал Шерлок, не обращая на нее внимания. – До тех пор, пока телефон у вас – или у меня – с его стороны вам ничто не угрожает. Агентов ЦРУ легко пустить по ложному следу, для того и был затеян спектакль с вашей кончиной. И главное – с ними со всеми можно торговаться. А вот король…

Ирен встала и, со стуком поставив чашку на кофейный столик, подошла к нему.

Ее волосы были распущены по плечам, и она была в простом классическом платье. Джон видел ее прежде в одном белье, но обнаженной она почему-то выглядела именно сейчас.

Ирен смотрела на Шерлока, словно ожидая, что он будет достаточно умным для того, чтобы не позволять ей вслух произносить то, о чем она говорить не хочет. Шерлок моргнул. Джон подумал, что такое выражение лица у него бывает, когда он случайно берет фальшивую ноту. Визгливое "ля" (или это "си"? – устало подумал Джон) отрывком из незнакомой музыкальной пьесы мигнуло в прохладной тишине Бейкер-стрит и снова заняло свое место на нотном стане.



"Пронесло", – с непонятным удовлетворением заключил Джон.

– Король Богемии, – ровным голосом сказала Ирен, – мне совершенно безразличен. Но до тех пор, пока существует этот телефон, я не могу чувствовать себя в безопасности.

– Он будет преследовать вас, – кивнул Шерлок.

– Да.

– Но, парадоксальным образом, вы не можете уничтожить телефон, поскольку в нем хранится другая, более важная информация, которая гарантирует ваше выживание при встрече с более крупными хищниками, – продолжил детектив.

– Именно так. – Ирен, наконец, оторвала от него взгляд и, медленно оглядевшись по сторонам, так, словно только что проснулась и еще не до конца поняла, где находится, развернулась и вновь села на диван. Ее руки рассеянно гладили подушку с британским флагом, а в глазах плескалась смесь задумчивости и тревоги.

– Есть одна вещь… – неторопливо сказала она после минутного молчания – одна вещь, которую я не могу понять.

Шерлок весь подобрался и слегка подался вперед.

– Расскажите.

Ирен чуть заметно улыбнулась.

– Несколько месяцев назад у меня была… встреча с одним из представителей британской разведки, – негромко сказала она. – Имени его я вам не назову, тем более, что это несущественно. Он показал мне отрывок из одного е-мэйла… Сказал, что это важно и что это может изменить судьбу Англии. Не могу разобрать, что это. – Она снова потянулась к чашке, но обнаружила, что та пуста.

Шерлок нахмурился.

– Вы думаете, это то, зачем охотятся американцы?

Ирен утвердительно кивнула.

– И Ми-6 тоже, если они обнаружили утечку.

– Наверняка обнаружили. – Шерлок выглядел заинтересованным. – Покажите.

Ирен хмыкнула.

– Ах да, телефон, – картинно закатил глаза детектив. – Минуту.

Он встал и исчез за дверью. Джон и Ирен остались одни. Ирен рассеянно рассматривала чашку из-под чая, кажется, раздумывая, не заварить ли еще. Джон пару секунд изучал свои пальцы, лежащие на коленях, а затем, так и не придумав, как нарушить молчание и, в особенности, нужно ли его нарушать, встал и пересел за стол, включив ноутбук.

– Вы ревнуете? – услышал он, глядя, как загружается стандартное приветствие. "Здравствуй, дорогой Джон?" Что за смехотворное стремление следовать банальным привычкам? – так отображалось оно в его голове, с неизменной озвучкой баритоном Шерлока и собственной привычной досадой.

– Мы не пара, – успел сказать Джон прежде, чем его сознание придумало, как сформулировать ответ.

– Конечно, пара. – Ирен улыбалась. Она посмотрела на дверь. – Интересно только, знает ли он об этом.

– Как вы… – Джон не успел договорить, потому что в комнату ворвался Шерлок и, не глядя на Ирен, бросил ей телефон, после чего как ни в чем ни бывало направился к своему креслу и устроился в нем с выражением абсолютной невинности на лице.

Ирен поймала аппарат, пробормотав что-то вроде "пижон", и, отвернувшись, быстро набрала на экране телефона несколько символов. Еще некоторое время она листала меню, просматривая какие-то документы, пока не нашла нужный, после чего позвала Шерлока.

– Вот. Взгляните.

Шерлок поднялся, не торопясь подошел к ней и склонился над гаджетом, заглядывая Ирен через плечо.

– Arabica Colombia Supremo… – задумчиво протянул он. – И это все?

– Это все. – Ирен пожала плечами.

Джон перестал щелкать по клавишам компьютера (отчего-то именно теперь очень важным оказалось сменить пароль) и заинтересованно посмотрел на Шерлока.

– Любимый сорт кофе премьер-министра?

– Премьер… – Шерлок выпрямился и принялся ходить по комнате, повторяя про себя только что услышанные слова – Arabica… Премьер-министр… Джон, ты уверен? – остановившись и в упор посмотрев на друга, спросил он.

– Ну да, – согласно кивнул тот. – Только вчера говорили в новостях. "На ближайшем саммите стран ЕС премьер-министр представит новую программу долговременного сотрудничества целого ряда британских и европейских институтов. Глава правительства полон оптимизма и ожидает благосклонной реакции европейского сообщества в ответ на инициативы Великобритании. По его словам, пить шампанское пока рано, но чашечку своего любимого кофе он вполне может себе позволить", – процитировал Джон по памяти. – Что-то в этом роде. А что?

Шерлок сел на диван и, сложив руки в молитвенном жесте, уткнулся в них лбом.

– А то, – почти прошептал он, – что на этом саммите премьер-министра собираются убить.

Ирен резко сжала в руке телефон.

– Почему вы…

– Потому что, – Шерлок вскочил, – другого объяснения нет. – Он окинул обоих собеседников взглядом, который Джон с раздражением оценил как исполненный сожаления и превосходства. – Отравленный кофе, очевидно. Это простейший код, двойного назначения, чтобы было понятно даже идиотам, – он посмотрел на Ирен, – надеюсь, вы не примете на свой счет, – добавил он таким тоном, что стало ясно: именно это он и имел в виду.

Ирен и Джон смотрели терпеливо, но с одинаковым недоумением.

– Arabica Colombia Supremo! – вскричал Шерлок – элитный сорт кофе, произрастающий на самой вершине. Стандартный шифр: сначала намек на подозреваемых, затем – на жертву. Первое слово – очевидно, второе и третье включают сокращение pr. mi., от prime minister, в обратном порядке и во втором случае с одной перебивкой. И, будто этого недостаточно, это любимый сорт главного английского политика.

Теперь его взгляд был хищным и полным холодной ярости.

– Но как это возможно, чтобы они использовали такой простой код? – с сомнением спросил Джон. – Разве это не слишком рискованно?

– О нет, Джон, напротив, простой код – это отличная возможность спрятать что-нибудь у нас на виду, – Шерлок задумчиво сощурился и облизнул губы.

– Но тогда… – Джон перевел взгляд с Шерлока на Ирен и продолжил, – первое слово – это должно быть… обозначение исламистов?

– Браво, Джон, не прошло и получаса, – Шерлок все еще был погружен в себя, но, похоже, подобные реплики работали в его мозгу на манер всплывающих окон, – и бороться с ними было столь же бессмысленно.

– Что же делать? – растерянно спросил ошеломленный Джон. – Саммит начался несколько минут назад, – объяснил он нетерпеливо повернувшемуся к нему Шерлоку, почему-то указывая рукой на экран ноутбука. – Возможно, мы уже опоздали.

– Не обязательно, – глаза Шерлока смотрели в одну точку, зрачки едва заметно двигались, словно он с огромной скоростью читал длинный невидимый текст прямо перед собой. – Телефон, – повелительно сказал он, протягивая руку.

Ирен, глядя на него как зачарованная, молча протянула ему свой Vertu.

– Что это? – Шерлок уставился на трубку в своих руках. – Да не этот! – сердито рявкнул он и швырнул ее обратно Ирен. – Мой телефон! Сейчас же!

Джон поморщился и, страдальчески вздохнув, взял со стола смартфон Шерлока и запустил им в детектива.

– Нам повезло, что саммит только начался, – проговорил Шерлок. – Прежде, чем участники мероприятия смогут прикоснуться к еде или питью, пройдет не меньше часа, – до первого перерыва. Раньше – только минеральная вода.

Казалось, Шерлоку понадобилось одно движение для того, чтобы набрать нужный номер и соединиться с абонентом.

– Премьер-министру не должен понравиться его кофе, – отчеканил он и положил трубку.

Ирен и Джон потрясенно молчали.

– А теперь, – Шерлок снова сел на диван напротив Ирен, – я хочу знать имя вашего информатора.

Начало рассказа: 
Метанойя
Метанойя. Глава 1
Метанойя. Глава 2
Метанойя. Глава 3
Метанойя. Глава 4
Метанойя. Глава 5


Продолжение рассказа:
Метанойя. Глава 7
Якщо ви помітили помилку чи неточність, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

 

Умови використання матеріалів сайту

Використання матеріалів можливе лише за умови активного гіперпосилання на UaModna ( див. Правила* ). Для генерації коду посилання натисніть на кнопку

Думки, позиції, уподобання та заклики, опубліковані на нашому сайті, є власністю авторів і можуть не співпадати з поглядами редакції uamodna.com

"Чому я не втомлююся жити": огляд книги Ярослава Мельника
Стільки вітаїзму у назві, стільки неврозу на сторінках... Хто такий автор, та де межа його реальності і з'ява вигадки? Чи вартують маси читати геніальних письменників, якщо перші не втямлять глибини, анулюючи культурну вартість, у той час, коли останні того не пробачать?
Читати більше
Пікассо та його спокуси
Іменитий Пікассо та його Ольга. Жінка, яка кохала відомого художника все життя. Але його норов не міг втамувати спрагу. Йому були потрібні інші музи. Як кажуть французи, таке життя. От дивишся на фотографії, де люди щасливі, і в голові не вкладається, що хтось із них може завдати такого болю іншому. Детальніше - у статті.
Читати більше