Криголам "Віктор Суворов"

В.Суворов - Черкаський  десидент

("С ТРИЗом по жизни. Записки психолога практика" Стр. 234-239.)
 
Трудно найти на просторах бывшего Советского Союза интеллигентного человека, который бы не знал эту фамилию и не читал его бестселлеров "Ледокол" и "Аквариум". Лично я прочитал буквально все, что вышло из-под пера этого изумительно талантливого человека. Благодаря ему, так много тайного стало явным для миллионов людей нашей планеты. Широчайшая эрудиция, блестящие аналитические данные, смелость мышления и самостоятельность суждений позволили ему осветить многочисленные белые пятна истории, связанные с подготовкой, началом и проведением Второй мировой войны.

То, чего не смогла сделать целая армия титулованных историков: профессоров, академиков, генералов и адмиралов, сделал один черкасский капитан по имени Владимир Богданович Резун, известный миру, как Виктор Андреевич Суворов. Читая его произведения, воочию убеждаешься, что "и один в поле воин", если он высоко профессионален, беспредельно смел и кристально честен.

Чем привлекают миллионы людей всего мира книги В.Суворова? Прежде всего, своим содержанием. Каждая его книга создается автором из сотен и тысяч старательно подобранных профессиональным разведчиком конкретных, достоверных, преимущественно уникальных, неопровержимо убедительных исторических фактов. В результате создается такая мощная интеллектуальная конструкция, которая, словно Ледокол, крушит ветхий лед коммунистических мифов о самом миролюбивом на свете государстве рабочих и крестьян, его мудрых вождях и безмерно счастливом советском народе.

О нее, словно мыльные пузыри о гранитную скалу, разбиваются все критические потуги защитников пещерного социализма и доныне действующих за принципом: "Ату его! Ату!". Читаешь его книги и будто бы заглядываешь за обратную сторону Луны, проникаешь в тщательно скрываемый мир компартийных иллюзионистов, начинаешь ощущать себя человеком, наконец-то вышедшим на свет Божий из Королевства кривых зеркал. При этом невольно спрашиваешь себя: "Это художественное произведение виртуозного мастера слова или фундаментальный научный труд гениального ученого историка? И приходишь к выводу, что это и то, и другое, два в одном, как принято сегодня выражаться".

Ведь "Ледокол" не просто интереснейшее литературное произведение, в моих глазах это блестяще написанная и популярно изложенная докторская диссертация по истории Второй мировой войны. Меня восхищает художественное совершенство суворовского "Контроля". Здесь есть и остро отточенный, мастерски закрученный приключенческий сюжет, и высоко напряженная интрига, и скрупулезная скульптурная утонченность образов конкретных исторических персонажей, и леденящая кровь "героика" трудовых будней рядовых работников адской карательной машины первого в мире государства рабочих и крестьян, и человеческая трагедия советского народа диалектически сменившая человеческую комедию Бальзака.

В своих произведениях Виктор Суворов проявил себя и как высокопрофессиональный психолог, прошедший свои университеты под руководством по иезуитски вышколенных профессоров Перзеевых в стенах одной из наиболее мощных разведывательных школ мира – советского ГРУ. Поэтому ему удается не только легко проникать в самые сокровенные уголки души своих героев, прежде всего непогрешимых вождей советского народа, но и детально препарировать их мысли, чувства и мотивы поведения, из которых закономерно выплывают дальнейшие действия и поступки.

Сколько ни читал литературы про Сталина, но более убедительного и психологически достоверного образа, чем у Суворова, я не встречал. Под пером автора тщательно отлакированный придворными краснобаями иконостас советских вождей превращается в галерею дориано-греевских моральных уродов, от идейных близнецов-садистов Ленина-Сталина, интеллектуально убогого маршала Тухачевского, алкоголика Блюхера, ублюдка Ежова, украинского инквизитора Якира, унтерпришибеева Жукова, клоуна Хрущова, склеротика Епишева, тупицы Якубовского, маразматика Брежнева и до словоблудного Горбачева включительно.

Смотришь на этот парад алле и понимаешь, почему за 70 лет их господства так много горя и страданий досталось подневольному советскому народу, почему замешанная на животном страхе огромная бюрократическая машина рассыпалась при первых дуновениях ветерка свободы. А еще приходит осознание того, почему так долго держался этот глиняный колосс на хиленьких ножках – благодаря каторжному труду миллионов маленьких, бесправных, бессловесных советских людей-мурашек: Насти Стрелецкой, лейтенанта Головастова, безымянного солдата танкиста, подковавшего Черчилля, ставшего мощнейшим трамплином для стремительного карьерного взлета подполковника Якубовского; подполковника Потапова, разработавшего план разгрома немцев под Сталинградом, авторство которого в своих мемуарах так беспардонно присвоил себе маршал Жуков. К числу этих неутомимо-неугомонных людей-мурашек принадлежит и Виктор Андреевич Суворов – Владимир Богданович Резун.

Еще одна составляющая ошеломляющего успеха его произведений – это биография самого автора. Будучи офицером Советской Армии, а потом и шпионом-разведчиком, он не только добросовестно выполнял приказы и распоряжения вышестоящего начальства и командиров, но еще и имел обо всем свое личное мнение, собственное суждение, свою независимую точку зрения. Более того, он еще имел смелость и мужество поступать и действовать согласно своих убеждений, что в конечном итоге привело его к переходу на Запад, в лагерь бывших противников.

Внешне этот переход имел все признаки предательства. Но если смотреть на происшедшее с не предвзятых позиций нашего времени и учитывать все сделанное для своей Родины этим отважным человеком именно по ту сторону бывшей государственной границы, то более точного слова, чем диссидент, для него трудно подобрать.

Диссидент в офицерских погонах, человек не согласный с политикой Советского государства в такой же мере, как и Андрей Сахаров, Александр Солженицын, Василий Стус, Левко Лукьяненко, Вячеслав Чорновил и сотни других противников тоталитарного коммунистического режима. Особо мое внимание привлекло резкое осуждение Суворовым заносчивых заявлений маршала Тухачевского об отсутствии у него каких бы то ни было национальных чувств и его намерениях воспитывать в безнациональном духе всех своих подчиненных.

Невольно возник вопрос: "А какой национальности сам Виктор Суворов?" Ответ казалось, был очевиден: "Русский", ведь родился он в Приморском крае в поселке Барабаш, Хасанского района, учился и служил в Москве, пишет книги на русском языке. Но, если прочесть "Аквариум" более внимательно, то станет очевидным, что Владимир Богданович Резун, а следовательно и Виктор Андреевич Суворов, самый, что ни есть, коренной украинец. Дед его, Василий Андреевич, уроженец западной Украины, воевал у батька Махно. Вырвавшись из большевистского плена и спасая собственную жизнь бегством, он подался на Дальний Восток в Приморский край, благодаря чему и дожил до 93 лет. Своего сына он назвал чисто украинским именем, Богдан. Да и фамилия у него явно казацкая, Ризун (от укр. ризаты), которая потом трансформировалась в русскую Резун (резать).

Внука его, Владимира Богдановича, поманили к себе отчие края: учился в Киевском общевойсковом училище, служил в Прикарпатском военном округе, на побывку к родителям ездил в самое сердце Украины, в наши родные Черкассы. На Украине отношение к нему простых людей вполне лояльное, в то время как в Москве, в России резко отрицательное: там его все считают негодяем - предателем и преступником.

Конечно, пройдет время, сойдут бесследной пеной все нынешние гонители писателя, как сошли они с имени Солженицына и Сахарова, и тогда Россия примет его в свои материнские объятья, как самого родного и горячо любимого блудного сына. Но это будет не скоро и не совсем справедливо, ведь Суворов – это, прежде всего, сын Украины, такой же, как и Николай Гоголь или Иван Пиддубный, а уже потом России. К сожалению, украинские власти, а ни оранжевые, а ни голубые, к Виктору Суворову никаких родственных чувств не питают. И тогда я решил попытаться каким-то образом эти чувства пробудить.

Первое, что пришло в голову, создать в Черкассах Клуб любителей и ценителей творчества В.Суворова, чтобы потом от имени этого общественного объединения инициировать:

- Создание комнаты-музея В.Суворова;
- Присвоение его имени одной из Черкасских улиц;
- Выдвижение его на соискание лауреата областной премии имени В.Симоненка, национальной премии им. Т.Г. Шевченка, а возможно…и Нобелевской;
- Создание оригинального памятника В.Суворову в нашем городе (лично мне он представляется в виде большого аквариума с трещиной на стекле где-то под окнами областного управления СБУ, або напівпрозорий Акваріум, пробитий зсередини криголамом з назвою "Віктор Суворов" на місці колишнього пам'ятника Леніну).
- Проведение ежегодных литературных чтений, приуроченных ко дню рождения писателя;
- Принятие его в члены областного отделения Союза писателей Украины;
- Ходатайство пред Институтом истории Украины о присвоении В.Суворову ученой степени доктора исторических наук (по сумме публикаций, как, например, Дмитрию Табачнику) и т.д.

Со своей инициативой я дважды выступал по областному радио, опубликовал соответствующий материал в газете "Новая доба", встречался с председателем областного отделения Союза писателей, писал письмо самому председателю Союза писателей Украины Владимиру Яворивскому. Увы, все мои усилия оказались напрасными, и я до сих пор являюсь одним единственным членом Клуба любителей творчества Виктора Суворова в нашем городе.

Хотел было обратиться со своим предложением к владельцу какого-нибудь черкасского ресторана, дабы он стилизировал его "под  Суворова" и таким образом ярко и выгодно выделялся на фоне многочисленных вечерних забегаловок нашего города (на зразок знаменитої львівської Криївки). Но я ментально весьма далек от ресторанного бизнеса, да и боюсь, что в этой среде не найдется интеллектуала такого уровня, который бы смог достойно воплотить дух Суворова в своем заведении.

В то же время мне гораздо ближе по духу мир книжный, вот я и посетил владельцев нескольких книжных магазинов Черкасс с весьма заманчивым, как по мне, дельным предложением – оформить магазин в Суворовском стиле. Назвать его, например, Дом книги "Аквариум", на стенах разместить портреты писателя, цитаты из книг, иллюстрации, возможно, какие-то раритетные вещи, иметь всегда в продаже все тома его произведений, проводить в своих стенах заседание Клуба ценителей творчества писателя, создать сайт магазина и Клуба  и т. д. и т.п. Однако везде меня встречали совковой страшилкой: "Да вы что! Да разве можно! Да он же предатель!" и все дальнейшие разговоры после этого вступления теряли смысл и перспективу.

P.S.: В Черкасах проживали батьки В.Суворова, сюди він приїздив до них у гості, телефонував із Києва, Москви, Женеви, Лондона. Тут могили його батьків – тут його Батьківщина. На жаль, ні місцева влада, ні пересічні громадяни нічого не роблять для вшанування свого знаменитого земляка. Минулого літа я був на прийомі в голови обласної ради, де ставив і питання про В.Суворова. На жаль, самотужки в Україні мені важко здолати стіну провінційної байдужості. Тож звертаюсь до діаспори, зокрема до сайту UaModna, давайте оголосимо конкурс на проект пам’ятника В.Суворову в м. Черкасах і таким чином зробимо йому гідний подарунок до дня народженя.
Якщо ви помітили помилку чи неточність, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

 

Умови використання матеріалів сайту

Використання матеріалів можливе лише за умови активного гіперпосилання на UaModna ( див. Правила* ). Для генерації коду посилання натисніть на кнопку

Думки, позиції, уподобання та заклики, опубліковані на нашому сайті, є власністю авторів і можуть не співпадати з поглядами редакції uamodna.com

"Чому я не втомлююся жити": огляд книги Ярослава Мельника
Стільки вітаїзму у назві, стільки неврозу на сторінках... Хто такий автор, та де межа його реальності і з'ява вигадки? Чи вартують маси читати геніальних письменників, якщо перші не втямлять глибини, анулюючи культурну вартість, у той час, коли останні того не пробачать?
Читати більше
Уособлення елегантності і простоти: Живанші
Givenchy - еталон стилю, який майстерно створений Юбером де Живанші з благородної краси, вишуканості та урочистості. Стиль, який творився роками та став натхненням для багатьох. Про творчий порив, муз та учителів модного дому Givenchy - у статті.
Читати більше
Пікассо та його спокуси
Іменитий Пікассо та його Ольга. Жінка, яка кохала відомого художника все життя. Але його норов не міг втамувати спрагу. Йому були потрібні інші музи. Як кажуть французи, таке життя. От дивишся на фотографії, де люди щасливі, і в голові не вкладається, що хтось із них може завдати такого болю іншому. Детальніше - у статті.
Читати більше