Broken as me

18 травня 2015
Alma Talent

Came out of the grave

После рассказа Алана в воздухе повисла немая тишина. Видимо, каждый переваривал его слова. Но ни один из присутствующих даже не выражал осуждение, потому что в этой комнате святых не было. Здесь никто не может кинуть в тебя камнем, потому что, по меньшей мере, это будет самообманом.
 
Я покрутила в руках стакан с виски. Оставалось совсем немного алкоголя на дне. Лия обратила на это внимание. Она взглядом намекнула мне, чтобы я допивала, а она в свою очередь мне снова нальет. Я так и сделала. Меня немного волновала мысль, связанная с распитием спиртного в этом клубе потенциальных суицидников и отбросов общества. Складывалось впечатление, что ни меня, ни кого-нибудь из присутствующих виски сильно не опьяняет. Скорее, он больше позволяет здраво посмотреть на вещи и взвесить все рационально.
 
Лия налила всем виски, вернулась на свое место и произнесла:

— Думаю, теперь пришла очередь поделиться своими совершенными грехами Эрику. Мы знаем, что он выкапывает могилы. И все, кроме Вайолет, в курсе, почему он это делает. Я не буду объяснять нашей новенькой все подробности. Эрик и сам в своем рассказе уточнит. Правильно?
 
Эрик посмотрел на Лию испуганными глазами и кивнул. После этого сделал пару глотков виски, глубоко вздохнул и начал повествование.
 
— Мои проблемы начались еще в детстве. Моя семья была большой: три дочери и два сына. Из них всех я был старшим. Но родители меня никогда особо не любили. Отец избивал. Подчас, даже так, что я терял сознание. Мать даже не пыталась заступиться за меня, потому что считала, что ее старший сын — это главная причина всех ее жизненных бедствий, а значит, жалеть его или заботиться о нем точно не стоит.

Не могу сказать, что с братьями и сестрами у меня складывались хорошие отношение. Наверное, мы все относились к друг другу прохладно, будто совершенно чужие люди. Каждый по-своему стал изгоем в нашей семье. Меня обижало только то, что из всех детей избивали жестоко одного меня. Конечно, я хотел изначально сбежать из дома. Даже пару раз так и сделал. Но оборванный малец не нужен никому. Мне даже никто и куска хлеба не давал. А с родителями, как бы ко мне ни относились, но кров и пища были всегда. Поэтому пришлось вернуться и терпеть.
 

Все оставалось по-старому, пока мне не исполнилось шестнадцать. Почему-то к этому возрасту у меня наступил пик ненависти к своим родителям. Но из-за своей слабости я не мог им перечить. Я понимал, что возмездие наступит. Вопрос в другом — как скоро? Я ненавидел родителей, они ненавидели меня. С этим нужно было что-то делать. И пока я обдумывал, что же можно предпринять, судьба сама все за меня решила.
 
У моего отца была машина. Обычный старый "Форд". Ничего примечательного. Однако для моего предка, пожалуй, это было единственное святое в его жизни. Он сам его мыл и ремонтировал. И никого не подпускал даже близко. Честно признаться, лично у меня даже желания не было садиться за руль этого ведра, а тем более как-то ухаживать за ним. Поэтому все упреки или запреты отца на этот счет для меня не существовали. 

Я держался на расстоянии, и даже свой велосипед ставил как можно дальше от старого автомобиля. Но карма или злой рок (не знаю, как правильно это назвать) сыграли со мной злую шутку.

Это был дождливый день. Ливень не прекращался порядка шести часов. Мне пришлось возвращаться из школы на велосипеде, и я промок до нитки. Замерз настолько, что ни руками, не ногами нормально двигать не мог.

Когда я залетел в гараж, чтобы поставить велосипед, то нечаянно зацепил им "Форд". На двери осталась большая царапина. У меня остыла кровь в жилах. Казалось, что сердце выпрыгнет из груди. Наверное, я даже перестал дышать, настолько мне стало страшно от того, что теперь со мной будет.

Пока я как вкопанный стоял и смотрел на содеянное, в гараж зашел отец. Он задал мне вопрос, почему я пялюсь на его святость. А я даже адекватно ответить не мог. Предок подошел ко мне, пристально посмотрел, а потом повернулся и увидел следы преступления. Через секунду я получил удар поддых и повалился на пол.

Отец начал меня избивать так, как никогда раньше. Он колотил меня ногами по спине, животу и ногам. Потом начал бить по лицу. Рядом стояла бейсбольная бита. Разъяренный отец схватил ее и стал бить меня ею. Он ударил несколько раз по спине, а потом я потерял сознание.

Знаете, я не могу сказать, что испытывал невыносимую боль. Безусловно, одной половиной своего мозга понимал, что могу сегодня умереть. Но в то же время тело вело себя так, будто привыкло к ударам и постоянному избиению. Как итог — я даже получал удовольствие. Конечно, пока не отключился.

Когда я открыл глаза, то первое, что промелькнуло у меня в голове: "Неужели я жив?" Единственное, не мог понять, почему так темно. Да и воздуха хватало едва сделать вдох. Немного привыкнув к темноте, я стал ощущать некое стеснение в движениях. А если точнее выразиться, что я вообще не мог свободно шевелиться. Складывалось впечатление, что меня положили в коробку.

Спустя какое-то время мне стало совсем страшно. Ничего не оставалось делать, как колотить по станкам так называемой коробки. Где я? Что со мной? Страх овладевал мною все больше и больше. Обычные крики превратились в тотальную истерику. Я не мог толком ничего понять, но сама мысль о жутком заточении в непонятном месте делала меня уязвимым и беспомощным. Слезы скатывались по щекам, перед глазами проносились эпизоды из моей жизни. В основном, неприятные и жестокие. Моя жизнь была ужасной, но умереть в коробке как побитый щенок — еще ужаснее.
 

Не помню, сколько точно я еще продержался, но обессиленный я снова отключился. Проснулся я уже в какой-то комнате. Рядом со мной сидел старенький дедушка, а рядом с ним собака породы бульдог. Как только я открыл глаза, старик подал мне стакан с жидкостью. Я сделал глоток, а потом начал судорожно кашлять. Видимо, это было какое-то лекарство.
 
Откашлявшись, я тут же стал задавать вопросы дедушке, как он меня нашел и что вообще со мной произошло. К сожалению, старик был немым. Сначала он попытался мне жестами объяснить всю ситуацию, но потом понял, что это бесполезно. Через минуту он встал с кресла и ушел в другую комнату. Вернулся он с блокнотом и ручкой. Далее где-то минут десять он что-то усердно писал. После этого старик передал блокнот мне, чтобы я смог обо всем прочесть и узнать. Когда я ознакомился до конца с написанным, меня сковал ужас и полился холодный пот. Оказывается, все это время я пролежал в гробу под землей. 
 
Этот дедушка давно живет напротив родительского дома. Но он старается не высовываться на люди, поэтому практически никто его не знал. Однако до него постоянно доносили крики моего отца, а также вопли, которые я издавал, когда тот избивал меня. Так вышло, что в тот момент, когда предок бил меня битой за поврежденный "Форд", старик все это видел из окна. Как только я отключился, отец взял мое измученное и бездыханное тело, погрузил в автомобиль и повез на старое кладбище. По дороге он заскочил к своему другу, с которым часто выпивал. Тот работал гробовщиком и изготавливал различные гробы. Отец, видимо, за бутылку виски договорился, чтобы его друг-алкоголик выдал какой-то самый потрепанный и ненужный ему гроб. 
 
Погрузив его в машину, он поехал дальше. На кладбище не могло быть посторонних людей, потому что люди старались обходить это место стороной. Поэтому отцу ничего не стоило вырыть яму, положить мое тело в гроб и закопать его под землей. После этого он, как ни в чем не бывало, уехал. Все это время старик следовал за моим предком. Но сразу же освободить он меня не смог, потому что боялся, что ненормальный папаша снова вернется. Лишь спустя два часа дедушка принялся освобождать меня. И теперь я здесь.
 
Конечно, меня ужаснуло то, что произошло. Я знал, что отец ненавидит меня, но чтобы закопать родного сына… Это же слишком. Меня переполняли смешанные чувства — отчаяния и злости. Теперь я знал, как положить конец всем моим страданиям.
 
Вечером, как только попрощался со стариком и поблагодарил его, я отправился в сторону родного дома. Тихо проскочил в гараж, нашел там лопату и стал пробираться в дом. По идее, мать уже должна была спать на втором этаже, а братья с сестрами чем-то заниматься в своей комнате. Отец же, пьяный в усмерть, спал на диване в гостиной.
 

Я подошел к нему, глянул в его отвратительное лицо и понял, что эта тварь не заслуживает того, чтобы жить. В итоге, я замахнулся лопатой и на части раздолбал ему череп. Потом несколько раз повторил те же действия, пока от головы не осталось ничего, кроме мяса.
 
Не могу передать, какое я почувствовал облегчение. Да, я был свободен. Но тут стал понимать, что вот так просто не могу оставить начатое. Возмездие должно обрушиться на мою бессердечную мать и ненавистных братьев и сестер.
 
Сначала я решил расправиться со старухой. Она спала и совершенно ничего не слышала. Скорее всего, снова накачалась своими таблетками. Ее я решил убить по тому же принципу, что и отца. Кровью была измазана вся кровать и стены. Но мне было совершенно все равно. Я должен отомстить, чего бы мне это ни стоило.
 
Расправившись с матерью, я направился в комнату к сестрам и братьям. Я прекрасно понимал, что одной лопатой не смогу их всех убить. Поэтому решил найти охотничье ружье своего отца. Навыки стрельбы у меня были, а значит, мне не составит труда разнести головы нескольким малолетним уродам.
 
Ногой открыл дверь. Они все посмотрели на меня испуганными глазами. Кто-то из сестер прокричал: "Эрик, не надо, пожалуйста!" Но мне было все равно. Я попал в голову двоим братьям и одной сестре. Двум последним пришлось выстрелить в спину, потому что они попытались улизнуть через окно. Как вы поняли, у них ничего не вышло.
 
После этого я спустился вниз, налил себе виски и залпом осушил весь стакан. Начатое дело надо обязательно закончить. И сделаю я это так же, как мой покойный предок. Все тела пришлось погрузить в "Форд". Далее я отправился на то самое кладбище, где чуть было не отдал богу душу. Отец постарался и вырыл довольно глубокую яму. В нее без проблем поместились все тела.
 
С собой в багажник перед отъездом я закинул канистру с бензином. Я отправился за ней и спичками. Да, мне захотелось избавиться от тел так, чтобы ничего не осталось. Вылив содержимое, я кинул зажженную спичку. Все мгновенно вспыхнуло. Я смотрел на огонь, смотрел, как обугливаются тела моих мучителей и радовался. Наконец-то я свободен.
 
После этих слов Эрик замолчал, тяжело вздохнул и сделал глоток виски. Его история затронула души присутствующих. Но, как и в случае с Аланом, никто не посмел сказать ни одного осуждающего слова.

Мне же казалось, что здесь и говорить-то не о чем. Более того, я ловила себя на мысли, что могла бы поступить так же. Да и все здесь поступили бы как Эрик. Когда жизнь слишком часто бьет тебя по голове, то еще можно попытаться смириться. Но если она начинает отбивать почки и печень, то надо найти в себе силы, чтобы если не сдохнуть от этого, то хотя бы как следует отомстить за причиненную боль.
 


"Broken as me". Частина 1

"Broken as me". Частина 2
Якщо ви помітили помилку чи неточність, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

 

Умови використання матеріалів сайту

Використання матеріалів можливе лише за умови активного гіперпосилання на UaModna ( див. Правила* ). Для генерації коду посилання натисніть на кнопку

Думки, позиції, уподобання та заклики, опубліковані на нашому сайті, є власністю авторів і можуть не співпадати з поглядами редакції uamodna.com

Пам'яті Степана Пушика
Прикарпатський університет імені В. Стефаника. Перший курс. Розгублена студентка з великими мріями. Навколо метушилося безліч людей. Почалися пари. Одним з викладачів став Степан Пушик. Суперечливий, злилася на його насмішкуваті закиди, що не знаю повстанських пісень. Але завжди розуміла велич людини, яка переді мною. Час — надмінний, смерть — крадійка. Легенди — вічні, як і пам'ять.
Читати більше
Стримано та сексуально: Marchesa Resort 2019
Раді представити вам нову круїзну колекцію Marchesa Resort 2019. Розкішні сукні актуальних кольорів з надзвичайними фактурами та оздоблені найелегантнішими деталями - нашивки, декоративні пір'я, омбре, оборки та банти. Зрештою бренд Marchesa в світі моди не так давно, але, я переконана, що може сміливо позмагатися з найвидатнішими модельєрами.
Читати більше